У ГЕРКУЛЕСОВЫХ СТОЛБОВ

В жизни моего доброго старого знакомого художника Вилли много необычного. Он — гражданин суперблагополучной Швейцарии, но постоянно живет в более скромной материально, но богатой эмоциями и красками Испании. У него замечательный домик-студия в горах южной Испании, но время он предпочитает проводить в холодном и беспокойном Киеве. 

Его живопись выверена и точна, как швейцарские часы, но одновременно проникнута страстью красок, как танец «фламенко». Вили чуть ли не маниакально любит порядок, но приглашает к себе на пленеры украинских художников, которые славятся, даже в своем кругу, необузданностью натуры и умением создавать вокруг себя хаос. 

А вообще-то Вилли больше философ, чем художник. Он любит разговоры о смысле жизни и геополитике, о женской красоте и миссии настоящего мужчины. И, конечно, он готов часами говорить о предназначении и ответственности искусства. Поэтому наш разговор — скорее философия, чем искусствоведение, скорее психология, чем технология творчества. 

Итак:

— Что Вы думаете об искусстве будущего? Какие направления будут развиваться и может ли творческая деятельность художников изменить общественные и экономические отношения? 

— Изобразительное искусство будущего вижу многовариантным. Многие художники двигаются в сторону применения цифровых технологий, или точнее используют компьютер, видеоматериалы и другие технические возможности. Это тоже потенциальное направление, которое в последнее время немого сдало позиции, потому что, как мне кажется, на авторитетных выставках «живопись» снова набирает силу. Вероятно, это происходит потому, что она имеет больший срок жизни для коллекционеров и тех, кто инвертирует средства. В настоящее время я не знаю, может ли творческая деятельность художников изменить общественные, или, тем более, экономические отношения.

— Так исторически сложилось, что в творчестве многих художников отражается дух времени, в котором они живут. Влияет ли на Вас наш стремительный век?

— Да согласен, дух времени, в творчестве, безусловно, присутствует, хотя сейчас, если говорить о модных художниках или тех, чьи произведения продаются очень дорого, в них не отражается дух  нашего времени. Действительно, после событий, которые происходят в Украине, мы увидим некоторые полотна на эту тему. Но большинство произведений не станут очень значительными и не представят глубокое отражением этих событий. Не тем, что пишем картину голубым и желтым цветом, мы отражаем момент, который переживаем. Не знаю, пишу ли я под влиянием происходящего. Всегда есть что-то, что находит отражение в моем творчестве, но его глубинная часть, суть остается неизменной.

undefined

— Что бы Вы хотели сказать человеку, который собирается стать художником? 

— Я бы сказал, что искусство это чудесно, но нужно, прежде всего, быть искренним, чувствующим и очень терпеливым, а также принять, что на этом пути у него что-то может не получиться.

— Вы сейчас живете и работаете в Испании. Как по-Вашему, в Испании подходящая атмосфера для творчества в общем плане востребованности искусства?

— Испания очень интересная для художников страна. У нее особый свет, цвета и люди. Часто бывает свет слишком сильным, но вариации цвета просто невероятные. О востребованности искусства, — сейчас она незначительна. Дело в том, что с 2007 года в Испании кризис, и люди, прежде чем покупать произведения художников, решают другие проблемы. Можете представить, как это влияет на атмосферу для творчества.

— Как Вы оцениваете произведения искусства: “нравится — не нравится” или все-таки существуют общепринятые цензурные нормы?

— Не думаю, что в настоящее время существует цензура в искусстве вообще. Недавно один скульптор поставил статую генерала Франко в морозильную камеру. На него были поданы иски экстремистскими группами, но он выиграл, и произведение сохранилось. Настоящей цензурой для искусства является рынок: продается или не продается.

— Я знаю, что Вы дружите и тесно сотрудничаете с украинскими художниками. Что Вас особенно привлекает в этих отношениях? 

— Для художника всегда очень интересны отношения с людьми из других стран или поколений. Я занимался на курсах в испанском университете изящных искусств вместе с молодыми людьми на 40 лет меня младше только для того чтобы общаться, обмениваться мнениями или разным видением мира и искусства, которое всегда присуще различным поколениям. И еще хочу отметить, что украинские художники очень образованные, поэтому это очень интересное общение, кроме того, от меня они тоже узнали что-то новое.

— Как Вы оцениваете состояние арт-рынка Украины?

— Если говорить о произведениях с использованием современных технологий, они во всем мире похожи, намного больше отличий в «классической» манере письма внутри и за пределами Украины. Критики и некоторые западные галеристы недавно отметили, что передовые украинские мастера пишут так, как в Испании или во Франции в 70-80 годах. Мне было бы интересно в этом убедиться, если возможно, потому что мне так не кажется, но ведь это мнение специалистов, значит…

undefined

 

— У Вас есть возможность жить либо в самой красивой стране Европы — Испании, либо в самой благополучной — Швейцарии. А Вы почему-то постоянно у нас. Это бизнес или что-то другое?

— Нужно сказать, что такая страна как Испания это не тот рай, который видят люди, приезжая в отпуск. Это страна с почти 30% уровнем безработицы, самым высоким в Европе. А мне, с учетом моих физических ограничений, эта страна с ее ритмом жизни очень подходит. А Швейцария, вероятно, одна из лучших стран для проживания, но не страна художников. А в Украине, у меня есть друзья, здесь семья моей жены, а значит.…Если говорить о бизнесе, то можете себе представить, как непросто для человека 60 лет приехать туда, где люди уже давно занимаются своим делом. А еще, я действительно могу жить там, где хочу, но самое главное для человека всегда помнить свои корни, а все остальное только личностный выбор.

— Художники часто большие провидцы, чем профессиональные прогнозисты и оракулы. В каких красках Вы рисуете будущее — в мрачных, темных, или в светлых, радостных? Что, на Ваш взгляд, нас ожидает в ближайшее время — и в Украине, и в Европе, в целом? 

— Если бы умел предсказывать будущее, не был бы художником. Но, в любом случае, нужно всегда по жизни идти оптимистом, что я и делаю, а потому выбрал бы яркие и веселые краски для будущего.

— В Украине многие художники выступают в качестве лидеров общественного мнения и имеют популярность выше, чем у политиков. Имея глобальный опыт из разных стран, нет ли у Вас соблазна применить его в Украине, в Испании? Что бы Вы поменяли в наших странах?

— Нередко художники выступают лидерами из экономических соображений, но им нужно быть очень осторожными, это очень опасно, если они не искренни. Не думаю, что художник может изменить направление движения государства. Ранее мы говорили об отражении времени художником, но это не выражается в действиях или изменении курса. Нужно быть непритязательным и выполнять свои функции. Дон Кихот хотел изменить мир. Он этого добился? Самое важное для всех стран, это чтобы сосед уважал соседа, если бы все этого придерживались, было бы намного легче. Толерантность это решение проблем всех стран мира.

— И вопрос напоследок. Вы живете в очень интересном, даже сакральном месте — на Юге Испании, недалеко от Гибралтарской скалы, на которой, по древнегреческой мифологии, стояли знаменитые Геркулесовы столбы. Этот миф гласит, что Геркулесовы столбы были так высоки, что с них можно было увидеть будущее. Каким Вы видите наше будущее?

— Я вижу будущее, которое построено как раз по древнегреческим знаменитым рецептам. Кажется, Платон говорил, что можно создать совершенное общество только тогда, когда будут править не политики, а лучшие философы и художники. Вот таким мне будущее и видится.  

Беседовала Надежда Баклицкая
Заместитель главного редактора по вопросам культуры и искусства, арт-куратор