Доктор Чечельницкий: интервьюо секретах профессии

В XXI веке работа акушерско-гинекологической клиники немыслима без врачей-анестезиологов. Качество и безопасность медицинской помощи определяются, в значительной степени, возможностями подразделения интенсивной терапии. Сегодня в гостях у «Народного депутата» – один из самых ярких представителей своей профессии, известный  анестезиолог-реаниматолог с 30-летним врачебным стажем, заведующий отделением анестезиологии и интенсивной терапии клиники «ИСИДА»

— Олег Евгеньевич, что нужно для того, чтобы стать хорошим анестезиологом?

— Умение самостоятельно принимать быстрые, четкие, эффективные решения — это качество необходимо в большей степени, чем во всех остальных медицинских специальностях. Также — умение брать на себя ответственность. Готовность постоянно учиться, не останавливаться в познании. 

— Расскажите, пожалуйста, о себе. Как Вы стали анестезиологом?

— С первого курса мединститута я подрабатывал в университетской клинике — прошел классический путь от санитара до медсестры. Затем начал работать анестезистом — уже тогда эта сфера медицины привлекала меня…

— …своей остротой и динамичностью?

— Скорее, возможностью эффективно помогать пациентам «здесь и сейчас»! После получения диплома выбирал между анестезиологией и травматологией… 

— Выбрали то, в чем уже был опыт?

— Да. И сейчас, спустя десятилетия, считаю свое решение правильным.  

— Олег Евгеньевич, где Вы работали в первые годы после окончания института?

— В родильном доме! Киевские старожилы помнят Дарницкий роддом на ул. Попудренко — большой, на два корпуса по 50 коек. Мы принимали до 25 родов в сутки, обслуживали весь левый берег Киева. Работали по-настоящему, мощно!

— А потом?

— Роддом закрыли. На освободившихся площадях создавался ожоговый центр. Моя роль в том процессе, и одновременно мое главное достижение — открытие септической реанимации. Это отделение было создано мною и моими коллегами практически с нуля, и успешно функционирует в ожоговом центре (ныне — Киевский городской центр термической травмы и пластической хирургии) по сегодняшний день. Я же спустя 5 лет вернулся к истокам своей профессиональной деятельности.

— Снова в акушерство?

— Да, но уже в частный роддом, в клинику «ИСИДА». Признаться, сначала я не хотел никуда переходить. Но меня еще и еще раз настойчиво попросили хотя бы проконсультировать руководство по поводу закупок и планирования помещений, расстановки оборудования. Я приехал в новую, едва построенную в Медгородке клинику и…влюбился.

undefined

— А рациональные аргументы присутствовали — помимо эмоциональных?

— Конечно. Тогда, в начале 2000-х годов, в государственной медицине были значительные сложности с препаратами, материалами, оборудованием. Врачам приходилось тратить массу времени и средств на решение немедицинских вопросов: согласовывать назначения с материальными возможностями больных, улаживать внутрибольничные проблемы, связанные с нехваткой ресурсов... Каждый приспосабливался как мог, однако меня «дефицит всего» сильно ограничивал в главном стремлении — помогать «здесь и сейчас». Частная же медицина манила позитивным контрастом: здесь ты как врач волен выбирать те препараты и методы, то оборудование, которые оптимальны для пациента в каждом конкретном случае. И, соответственно, есть возможность непрерывно улучшать качество работы, ориентируясь на современные требования, европейские тренды. 

— В клинике «ИСИДА» Вы также стояли у истоков – на этот раз отделения реанимации и интенсивной терапии?

— Да. Сам выбирал лучшее оборудование, сам расставлял его, все продумывал до мелочей. В 2006 году «ИСИДА» впервые проходила международную сертификацию согласно стандарту ISO 9001:2000. В процессе подготовки были описаны абсолютно все процессы, происходящие в отделении, а мне как заведующему пришлось проанализировать и оптимизировать все требования к этапам, обязанностям, ответственности сотрудников. С тех пор международные аудиторские проверки клиники «ИСИДА» проводятся ежегодно: ведущие независимые эксперты из Германии и Швейцарии оценивают соответствие всех процессов лучшим мировым стандартам. Но мы уже не «готовимся к экзаменам», а просто работаем так, чтобы отвечать за уровень и качество работы в любой момент времени. 

— Чем примечательна работа врача-анестезиолога в акушерстве?

— Это очень светлая медицина! В мир приходит новая жизнь, и каждый, причастный к этому, ощущает определенный душевный трепет. Однако велико и напряжение, например, в случаях экстренного, незапланированного кесарева сечения. Дальше: приходится учитывать, что перед тобой не просто пациентка, а «два в одном», а иногда и «три в одном». И всегда – будь то обезболивание кесарева сечения или физиологических родов — нужно думать не только об интересах матери, но и о ребенке.

— На протяжении тысячелетий женщины рожали без обезболивания. Почему вообще возникла идея «безболезненных родов»?

— С одной стороны, налицо влияние социума. С раннего возраста девочка — будущая мать — слышит от старших женщин, узнает из книг и кинофильмов тот факт, что роды сопровождаются болью. Своего опыта нет, однако информационное поле формирует у каждой женщины свой, уникальный «образ родов», и чаще всего — с таким компонентом, как боль. Отсюда закономерен запрос: рожать с анестезией.

— Бывает ли так, что женщина настраивается на роды с анестезией, а потом рожает без помощи анестезиолога?

— Таких случаев немало! Однако, чаще в повторных родах — когда будущей матери уже знаком процесс.

— От чего вообще зависят болевые ощущения в родах?

— Прежде всего, организм рожающей женщины вырабатывает множество биологически активных веществ, защищающих от боли — это действие так называемой противоболевой системы. Также влияет эмоциональное состояние роженицы, ее психологический настрой, индивидуальная чувствительность к боли, предшествующий опыт. Одной из главных задач подготовки к родам, на мой взгляд как анестезиолога, является устранение стресса и страха перед предстоящим событием. По моим наблюдениям, интенсивность болезненных ощущений снижается и воспринимается как терпимая, если роженица чувствует себя в безопасности (большую роль играет присутствие партнера), доверяет медицинскому персоналу.

Во время родов тело само подсказывает женщине, как двигаться и вести себя, чтобы облегчить боль, поэтому не стоит забывать о немедикаментозных способах обезболивания — это активное положение роженицы, массаж, использование мячей-фитболов, а также душ или ванна. В случае низкого болевого порога, нежелания роженицы испытывать дискомфорт, а также по ряду медицинских показаний (например, при повышении кровяного давления), проводится медикаментозное обезболивание. Как правило, мы применяем эпидуральную аналгезию — это самый современный и удобный в применении метод. В опытных руках он высокоэффективен и совершенно безопасен для женщины и ребенка.

— В чем его суть?

— При помощи специальных препаратов блокируются болевые сигналы, которые идут от нижней части тела к головному мозгу. В случае обезболивания родов нервы, отвечающие за моторные функции, остаются частично в рабочем состоянии, и при желании женщина может двигаться. При кесаревом сечении проводится эпидуральная анестезия, блокирующая все виды чувствительности и движения. 

— Нам известно, что в клинике «ИСИДА» разрешены партнерские роды при кесаревом сечении…

— Да. Поскольку мы стремимся максимально приблизить сценарий таких родов к естественному, присутствие партнера приветствуется. Одно из преимуществ — это возможность выложить новорожденного ребенка отцу на грудь, в контакт «кожа к коже» (точнее, вначале малыша выкладывают маме, но, поскольку операция еще продолжается, первое знакомство обычно короткое). Такой подход полностью соответствует научным данным и протоколам, принятым во всем мире. Контакт «кожа к коже» позволяет предотвратить понижение температуры тела у новорожденного, способствует заселению его кожи и слизистых оболочек самыми безопасными, родительскими микроорганизмами и приводит к установлению прочной привязанности отца к сыну или дочке. При этом мужчине не обязательно находиться в операционной, он может ждать малыша в соседней с операционным залом палате.

— А что происходит после кесарева сечения?

— Мы активно внедряем принципы хирургии быстрого восстановления (fast trаck surgery). Это инновационный подход, который применяется в разных областях хирургии и позволяет минимизировать травматическое воздействие операции и снизить риск послеоперационных осложнений. Концепция ведения послеоперационного периода по принципам fast track surgery — это упреждающее обезболивание, раннее начало обычного питания, раннее возобновление физической активности. В акушерстве важным элементом быстрого восстановления является пребывание мамы вместе с малышом в палате интенсивной терапии, прикладывание ребенка к груди и уход за ним (конечно, с помощью родственников, присутствие которых в послеоперационном периоде мы не только допускаем, но даже поощряем). Однако подчеркну, что превыше всего для нас пожелания пациентки, тот самый «личный сценарий родов». 

— При гинекологических операциях также применяются принципы fast trаck surgerу?

— Разумеется. Но в оперативной гинекологии и оперативной маммологии, когда нет «двух в одном», мы, в целях заботы о женщине, идем еще дальше. В клинике «ИСИДА» пациентки перед операцией засыпают в своей палате, а после операции просыпаются в ней же. Так мы полностью исключаем из оперативного вмешательства психологический фактор стресса. И, конечно, упреждаем появление любых дискомфортных ощущений в послеоперационном периоде — мы, анестезиологи, всегда идем на шаг впереди боли.

— Как Вы подбираете сотрудников? Что цените в своих коллегах?

— Прежде всего — коллегиальность. Еще — честность. Готовность к командной работе. Понимание важности простого, касалось бы, факта: от того, как пройдут роды, зависит не только жизнь и здоровье матери и ребенка, но и судьба семьи. Например, будут ли еще у данной пары дети. И мы, врачи-анестезиологи, тоже несем за это ответственность.

— Олег Евгеньевич, чем Вы увлекаетесь вне работы?

Люблю читать: классику, особенно Гоголя, и фантастику — Бредбери, Ивановича. Поскольку фантастика не связывает с реальностью, она позволяет «перезагрузиться», отвлечься, восстановить силы — в том числе, для следующих пациентов. Раньше увлекался велосипедным спортом, туризмом — настоящим, с байдарками, костром и палатками. Но сейчас немного забросил. Жалею, скучаю, планирую вернуть все это в свою жизнь.

— Удается ли Вам вне работы полноценно расслабиться?

— Я не просто врач-анестезиолог, а заведующий большим отделением. Поэтому не могу себе позволить совершенно абстрагироваться от того, что происходит в клинике. Если мне звонят и говорят: «нужна консультация», я меняю свои планы, где бы не находился.

Олег Евгеньевич, от имени редакции журнала «Народный депутат» хочу поблагодарить Вас за беседу. Желаю крепкого здоровья и новых профессиональных достижений — на благо Ваших пациентов.