ОТ ЦЕННОСТИ К СТОИМОСТИ

продолжение...

Первая часть

Модель развития

В абстрактном виде модель (развития для Украины) может быть определена как ГК-ЧБ (государственный капитализм — частный бизнес). Проблема состоит в правильном балансе отношений этих партнеров-конкурентов. Государство стремится расширить сферу влияния — пресловутый закон единства и борьбы противоречий в действии. И вроде бы критерием развития служит достижение ценностной категории — счастья. Личного, общественного, т.е. для человека и для страны. 

По прошествии прожитых лет формула счастья мне представляется достаточно простой: мир с самим собой. Но как его достичь, когда вокруг и внутри полыхают войны — бытовые, межличностные, профессиональные. Когда в парламенте фракция идет на фракцию, подразумевается, что они сражаются и рвут рубахи от Диора за наше с вами счастье. Да вот беда, никак не разберешь бьются между собой наследники Александра Матросова или Павлика Морозова.

Счастье страны — это некий редчайший феномен. За 70 лет вся Страна Советов по-настоящему была счастлива лишь одно мгновенье — 9 мая 1945 года. Счастлива и на фронтах и в Гулагах. А потом были лагеря для тех, кто был в плену, для космополитов, ужас «врачей-убийц», диссидентов т.е. пришла расплата за счастье. 

Новообразованная Украина была также счастлива — в дни Майдана. А потом была расплата — «оранжевая аморфность».

И на когда же нам запрограммировать следующий миг счастья? Чтобы уйти от ответа на этот бессмысленный вопрос, вспомним знаменитый анекдот про Штирлица.

— Штирлиц, что вы делаете в моем кабинете и какого черта вы копаетесь в моем сейфе? — зловеще поинтересовался Мюллер.

— Жду трамвая, — находчиво буркнул Штирлиц.

— А вот вы и попались. По Фридрих штрассе трамвай не ходит. Я на пол-часика к Борману, вернусь и вас арестую. Не уходите!

Вернувшись от Бормана, Мюллер Штирлица не застал.

— Таки дождался трамвая, — растерянно подумал Мюллер.

Счастье страны едет на безымянном трамвае по безымянному  маршруту. 

Когда по телевизору я вижу в едином порыве вскинутые вверх руки, кажется, что Северная Корея обрела свое счастье. Но какова будет расплата — кто знает? Быть может в катренах Нострадамуса поискать ответ…

Ох, насколько неустойчиво и трудно достижимо это состояние.

Достижению счастья препятствует противопоставление двух языков — русского и украинского. Многие куски «Войны и мира» Львом Толстым написаны по-французски. И никого сей факт не возмущал. Языковая проблема очень удобна националистическим пиарщикам, исчезни проблема — и многим ораторам придется подыскивать себе иное ремесло. Ну, не надо нахимовскому Севастополю и чеховской Ялте говорить на суржике, а Ивано-Франковску изъясняться языком Достоевского. Язык Ивана Франко достаточно выразителен.

undefined

Мощь и немощь государства

Как государство укрепляет контроль? Вроде бы отдав на откуп Бизнесу ряд отраслей вводит такое количество условий, ограничений, разрешений, что с одной стороны создает почти нереальные условия выживания, с другой — создает условия для расцвета коррупции, с третьей — загоняет его в глубокую тень. И здесь призывами, полумерами не обойтись. В предыдущей статье я уже писал, что существует лишь один путь развития — от общего к частному.

Общее, было обозначено как СЭП (современная экономическая политика), которая должна строится на системе отраслевых Программ. Напр.,

• Программа — медицинское обслуживание,

• Программа — социальное жилье,

• Программа — культура,

• Программа — энергетика,

• Программа — образование,

• И т.д. , в т.ч. Программа — Судебная система, Милиция, Прокуратура

Программы должны быть выстроены на единых принципах — здравого смысла, реальности, эффективности (Многие отраслевые программы де-юре существуют).

И тогда Государство должно от чиновников требовать выполнения Программ. В этих условиях коррупция не умрет, но чиновник будет озабочен не только собственной выгодой, но и государственными интересами.

Нередки случаи, когда Бизнесмен пытается реализовать некий экономический проект. Чиновник, как водится, требует откат. И если его размеры (отката) превышают разумные пределы, Бизнесмен отказывается от Проекта. И как прикажете бороться с этим явлением? Давать взятку «мечеными» деньгами? Одним коррупционером станет меньше, но система не понесет урона, ведь в решении задачи задействован не один «плохиш».

Пример. У некого предприятия на балансе находится ржавый нерабочий танкер. Процесс его отчуждения (списания на лом) превратился в многолетнюю борьбу с ведомствами, причастными к проблеме отчуждения. Пока идет согласование ряд документов устаревает и все начинается сначала.

Программы должны иметь общую структуру:

• Анализ ситуации (внутренней, внешней);

• Проблемы,

• Методы решения,

• Финансирование (собственное отраслевое, внешнее-заемное, государственное),

• Сроки и ответственность.

Конечно Программы должны разветвляться на подпрограммы (региональные, местные). И все они как ручейки должны вливаться в общую реку Современной Экономической Политики.

Гуманитарные Программы — Образование, Культура, Туризм — естественным образом вольются в эту экономическую программу.

Как-то, по ТВ услышал выступление израильского министра по туризму. Во-первых, он из бывших наших; во-вторых, по влиятельности его Министерство находится на третьем месте — после Министерства Обороны и Финансов.

Украина (со своими соборами, церквями, крепостями, городами) — это же «terra inkognita» для зарубежного и отечественного туриста. Но для начала надо вложить средства в инфраструктуру.

В 70 км от Одессы есть дивный пгт. Сергеевка. Представьте — парки, лиман, через лиман мост, а там песчаный пляж и море.

И что же как говорится в Одессе, мы имеем? А имеем мы разрушенный мост, по которому не то что ездить, ходить страшновато. Лишь один современный пансионат с отремонтированными номерами и бассейном. Имеем подъездную дорогу, езда по которой наводит на мысль, что война-то кончилась совсем недавно. Вдоль лиманной линии увидел я заброшенное здание бывшего санатория. Варвары! — это слабенькое определение. Из здания вырвано и вытащено все, что можно увезти (от паркета до проводки). Ценность этого здания — месторасположение. Уверен, попытки его выкупить были. Но, очевидно, органы управления заломили высокую цену, а без «откатов» приватизация морской недвижимости немыслима. Вот тут от ценности обратимся к стоимости. Для таких ситуаций надо использовать «голландскую» схему аукциона — с понижением. Определить начальную стоимость и пусть инвестор решает каков приемлемый уровень вложений. Пример частный, но определяющий неблагоприятный инвестиционный климат страны. И спрашивать надо — не по какой цене продано имущество, а почему не продано?

Вектор движения

Украина напоминает мне былинного богатыря, стоящего перед огромным камнем. У богатыря три варианта. Налево, на Запад пойдешь, может в Евросоюз попадешь. Направо на Восток пойдешь, в Евразийское пространство угодишь. А перед камнем можно долго топтаться, рассказывая, прохожим, что у тебя статус Наблюдателя. Правда, ситуация в чем-то напоминает буриданова осла, у которого перед мордой висели две одинаковых охапки соломы, а он не знал с какой начать (так бедняга и помер с голоду, не приняв решения).

Что мы знаем о Западе? Там европейские ценности, вроде бы защищенные права человека. Но нас там не ждут. Что нас ждет на Востоке? Таможенный союз, привычный менталитет, вековая общность. Нас туда вроде бы зовут. Сколько копий сломано сторонниками левого и правого марша. «Левой! Левой! Кто там шагает правой?» — вроде бы совсем недавно восклицал Владимир Маяковский. 

Итак евроинтеграция. Посол Германии в Украине Кристоф Вайль в интервью, данном «Зеркалу недели», утверждает (изложим тезисно):

• Возможно в ноябре будет подписано Соглашение об ассоциации Украины с ЕС,

• Этот документ (1700 страниц!) можно рассматривать как инвестиционную программу, масштаб которой ранее Украине и «не снился»;

• Украина будет руководствоваться европейскими ценностями,

• Начнут действовать европейские стандарты, придут большие капиталы,

• Повысится доверие инвесторов,

• Украина начнет реформироваться и модернизироваться,

• Данное соглашение судьбоносно для Украины,

• «Европейская» Украина станет более интересной, в т.ч. и для России.

Хочу заметить, что отечественный бизнес достаточно успешно осваивает такие понятия как лизинг, франчайзинг, факторинг, инжиниринг, ребрендинг. Но вот что делать с таким отечественным явлением как ретэрнинг (от англ. return — возвращать), а в отечественном сленге именуемом как «откатинг»? (Ну, не надо буденовцев считать последователями Будды!).

Все сказанное вроде бы верно. Но вот реализация этого замечательного плана требует политической воли, ориентированной на жесткое преодоление государственным аппаратом правового нигилизма. Как только вопрос касается защищенности прав, эффективности правовой защиты, темпов развития экономики, то место Украины где-то 120-130-ое! (Даже в рейтинге раздираемого противоречиями футбола — мы где-то на 40-ом месте!) 

И какой же темп политических и демократических изменений мы должны развить, чтобы оказаться скажем в пятидесятке. Изменить психологию чиновников, внедрить им в голову чип «европейских ценностей» или где-то набрать новых? Нереально…

А что предлагают сторонники правого евразийского Марша?

• Увеличение рынков сбыта (весь восток);

• Таможенные льготы,

• Восстановление кооперационных связей (в науке, технике). По подсчетам сторонников такого направления выгоды Украины исчисляются миллиардами.

Но при всех возможных моделях защиты инвестиционного пространства (для отечественного и иностранного капитала) видится необходимость и создания контролера-института (комитета), удаленного от государства, некого Третейского судьи, состоящего из иностранных и отечественных представителей. И его сверх задача — это решение споров, защита прав. Сюда же можно отнести выводы о противодействии и некомпетентности должностных государственных лиц прогрессу и реформам.

Да, придется действовать по законом военного времени, но без фанатизма, «расстрелов» и «партийных комиссаров». Но на кону — судьба страны.

Пример из своей узкопрофессиональной деятельности.

Ко мне обратились с просьбой дать некорректное (но хорошо оплачиваемое) заключение по одному финансово-имущественному вопросу.

— Почему вы обратились ко мне? —спросил я.

— В Нацбанке вам доверяют.

— Понимаете, я 17 лет добивался, чтобы мне доверяли! А вы хотите, чтобы на 18-ом году это доверие закончилось.

О чем это я? Да о том, чтобы в этом органе должны находиться люди, у которых есть ценность, которую страшно терять — репутация. Поэтому там не должно быть людей, которым терять нечего, а есть только одно желание — приобретать.

undefined

Что делать?

Последующий текст не содержит ответа на вопрос, который мучает человечество чуть ли не с начала века. Я не собираюсь давать советы, тем более не являясь ни экономическим ни политическим аналитиком. И достаточное количество прожитых лет научили меня простой мудрости. Если тебя не просят — не советуй! Но порассуждать-то можно? 

Если двинутся на Запад, то наше многотомное законодательство нужно адаптировать к иным ценностям. И чего это нам будет стоить? Кто будет это реализовывать? Парламент какого созыва — 8,9,10? У Ивана Котляревского, в его бессмертной «Энеиде» Юпитер грозит Олимпу:

Чи довго будите казитись,

І стид Олімпові робить?

Щодень проміж себе сваритись

І смертних з смертними травить?

Поступки ваші всі не божі;

Ви на сутяжників похожі

І годі мордувать людей;

Я вас із неба поспихаю

І до того вас укараю,

Що пасти будете свиней.

(1822р)

И какие же силы на Грушевского «поспихають» оппонентов и оставят единомышленников? Реальна ли такая задача в обозримые сроки? Конечно, принятию такого решения должен предшествовать референдум. Но если вдруг организовать его сегодня, то получим ответы на эмоциональном уровне восприятия с низким уровнем рационализма. Значит референдуму должно предшествовать обращение (читай — Манифест, Декларация «Запад-Восток»), где следует без политической трескотни и заангажированости привести достоинства-недостатки каждого из путей движения.

А возможно придется остаться у упомянутого камня — валуна, признав, что нет у нас ни левого, ни правого пути, поскольку мы самодостаточные и исключительные. 

Знакомый разумный генерал (!) характеризуя принимаемые его ведомством решения, сказал: «Их уровень можно определить состоянием — очень плохо — плохо — с этим что-то надо делать. По-моему, завершается ситуация, которая определяется как «Давайте об этом поговорим» или «Что такое хорошо, что такое плохо». И возникает та самая ситуация «С этим надо что-то делать». 

Принцип «Паретто» известен как соотношение 80/20 (напр. 20% населения владеют 80% богатства). Возможно сегодня у властьимущих соотношение «свой интерес/общественный имеет соотношение 80/20. Наверное, мы продвинемся, если поставим все с головы на ноги, то есть создадим условия, когда указанные интересы примут соотношение 20/80. И тогда ценности выстроятся по иерархии ценности, а не по иерархии стоимости.

Мой внук, еще не достигший трехлетнего возраста, отличает круг от спирали, хотя ему невдомек, что круг — это беличье колесо, а спираль — это эволюция. Но рядом со спиралью, расположился зигзаг, чем-то похожий на нее. А еще его можно представить как оборванную спираль. 

Судя по печати, после ухода из жизни Б.Березовского, остался роскошный замок, несомненно обладающий ценностью, но требующий огромных эксплуатационных затрат. И судьбу замка трудно представить в виде витка спирали. Скорее, это зигзаг…

Резюме

Итак, подведем итоги сказанного. 

1. Украина находится в политическом и экономическом состоянии, которое можно определить как: «с этим надо что-то делать». 

2. Сегодня у Украины есть три пути что-то делать: интеграция с Евросоюзом, ориентация на Евразийский союз с Россией и топтание на месте (имитация движения).

3. Любой вариант требует реформ и модернизации — правовой и технической.

4. Реформы могут быть пусть и нужными, но разрозненными-отраслевыми (но это полумеры, успех которых определяется обстоятельствами и уровнем руководителей случайно втянутых в этот процесс).

5. Полный экономический эффект может быть достигнут только при реализации принципа от общего к частному. «Общим» может быть реализация интегрированной модели «ГК-ЧБ», (государственный капитализм — частный бизнес).

6.  Выстраивание правильных отношений ГК и ЧБ определяет инвестиционный климат страны, т.е. наличие желаний, возможностей инвестировать, ощущение защищенности своего бизнеса.

7. Модератором отношений ГК и ЧБ не должна и не может быть государственная структура. Это должна быть структура (комитет, ассамблея, жюри, институт) независимых внефракционных экспертов (отечественных и иностранных) с высокой личной репутацией. Их решения должны иметь законодательный, а не совещательный (рекомендательный) характер; финансироваться структура должна не государством, а сторонами конфликтов и интересов.

8.  Система реформирования позволит проявиться ценностям: государственным, нравственным, рыночным.

9. Денежным эквивалентом ценностей служит стоимость, во всех ее видах: рыночная, инвестиционная, ликвидационная.

P.S.  И если будет достигнута гармония мыслей и желаний, возможностей и достижений, то наступит тот самый прекрасный миг, обращаясь к которому поэт призывал остановиться.

И зовется этот миг, пусть и веками затертым, но от этого не потерявшим значимости, словом: «Счастье!»

Это чувство периодически возникает у большинства людей, независимо от политических и экономических реформ. Вопрос лишь в одном — насколько часто…

Читайте продолжение в следующем номере

Яков Исаакович Маркус
Кандидат технических наук, эксперт-оценщик, судебный эксперт