ЛЕГАЛИЗАЦИЯ ОРУЖИЯ В УКРАИНЕ — ПОБЕДА НАД ПРЕСТУПНОСТЬЮ ИЛИ КАТАСТРОФА?

Существует ряд вопросов, при обсуждении которых число сторонников и противников чего-либо примерно одинаково.
К таковым можно отнести и возможную легализацию в Украине огнестрельного оружия.

Поскольку в Украине населению не разрешено свободное ношение и использование огнестрельного оружия, в обществе постоянно обсуждается вопрос легализации таковых. Под обсуждение подводятся всевозможные идеологические базисы: легалайз якобы позволит гражданам самостоятельно защищать себя в случае преступных нападений, снизит экономическую нагрузку на государство (которое сможет сэкономить, сократив штат правоохранительных структур) и чуть ли не создаст десятки тысяч новых рабочих мест, поскольку возникнет резкий спрос на огнестрел и граждане массово ринутся в оружейные магазины скупать все подряд, в том числе стволы отечественного производства.

Кто может быть заинтересован в том, чтобы подобный вопрос регулярно выносился на обсуждение широкой аудиторией в Украине?

Во-первых, это средства массовой информации, для которых любая тема формата «51 на 49» гарантированно создает высокий рейтинг. Во-вторых — политики и общественные деятели демагогического склада, использующие любые hot темы для личного пиара и не вникающие глубоко в их тонкости и возможные последствия в случае их практической реализации.

В-третьих, это те, кто торгует оружием — как легальные оружейные магазины, так и подпольные лавочки наподобие показанной в культовом фильме «Брат-2». Наконец, в-четвертых, речь идет о тех, кто использует тему легалайза с целью проведения тех или иных специальных операций на определенной территории. Например, целью такой операция может быть дестабилизация обстановки в конкретной взятой стране. Могут быть и другие бенефециары, все зависит от конкретных условий.

«Вооруженное общество — вежливое общество». Эту фразу сторонники легализации огнестрельного оружия приводят всякий раз, когда иные аргументы в пользу таковой заканчиваются. Мол, вот если бы у потерпевшего Иванова, которого ограбили в подъезде хулиганы, был пистолет — то этот условный потерпевший лихо перестрелял бы всех нападавших и с чувством выполненного долга отправился домой, к жене и детям. 

undefined

Может ли среднестатистический гражданин, обладая огнестрельным оружием, успешно защитить себя при нападении на него вооруженных злоумышленников? Давайте рассуждать логически. Упражняется ли этот среднестатистический гражданин в стрельбе? Как у него с меткостью?

А теперь давайте представим ситуацию, при которой наш среднестатистический гражданин великолепно стреляет и даже имеет награды, полученные им на соревнованиях по пулевой стрельбе. И вот он входит в подъезд своей панельной многоэтажки, успешно получает по голове трубой и его пистолет переходит в собственность к обладателю трубы. Фактор внезапности — то, что почти всегда оказывается преимуществом нападающей стороны.

Чтобы приобрести опыт стрельбы по живым людям — нужно стрелять по живым людям. Любая другая стрельба будет эрзацем. У преступников опыт стрельбы по живым людям есть. Они уже знают, как поведут себя, случись им наставить ствол на человека. А знает ли наш среднестатистический гражданин, что с ним произойдет, окажись он в подобной ситуации? Тир — детская игра в крысу по сравнению с тем, что может происходить в реальности. Реальность же такова, что преступник не будет колебаться ни секунды, чтобы пристрелить вас, если вы окажете ему сопротивление. Вы же «просто так» пристрелить живого человека не можете — во-первых, вы никогда этого не делали; во-вторых у вас от волнения наверняка зашкалит артериальное давление и сделать точный выстрел будет затруднительно. В-третьих, вероятность того, что при вашем попадании преступник будет убит, а не обезврежен, очень высока; следовательно, вы будете отвечать по закону, поскольку это будет трактоваться как превышение самообороны.

Поверить в то, что все смогут овладеть навыками эффективной стрельбы по живым людям, не представляется возможным. А вот в то, что преступники, которые и так обладают оружием, смогут обогащать свой арсенал за счет отъема стволов у рядовых граждан — верится легко. Отобрать пистолет у вышеупомянутого Иванова и отнять таковой у милицейского патруля — две большие разницы. Как вы понимаете, суть в трудоемкости процесса.

Пока в Украине спорят о том, нужно или не нужно легализовать огнестрельное оружие, в Соединенных Штатах Америки, где население вооружено чуть ли не «до зубов», дискутируется другой вопрос: как сделать так, чтобы все имеющееся на руках у граждан оружие перешло в распоряжение государственных институтов. Мнения общественности разнятся кардинально. Попытки отнять это оружие добровольно могут привести к беспорядкам, кровопролитию и гражданской войне. Само существование Штатов может быть поставлено под угрозу.

undefined

Написанный в середине прошлого века роман американского писателя Ирвинга Уоллеса «Документ Р» рассказывает о будущем США. В госпитале от сердечного приступа умирает престарелый политик Ной Бакстер. Перед смертью он успевает сказать жене о каком-то «документе «Р». Это становится известно принципиальному сенатору Крису Коллинзу из команды президента. Между тем в стране происходит истерия вокруг принятия Конгрессом 35-ой поправки к Конституции Америки, которую усиленно лоббирует директор ФБР Вернон Тайнен. Он наводняет телевидение кадрами разгула уличной преступности в США. Однако Коллинз и активист из «Защиты лиги гражданских прав» Энтони Пирс на свой страх и риск совместно предпринимают частное расследование, в результате которого им открывается вся страшная правда о «35-й». Оказывается, после ее ратификации Калифорнией, вся Америка превратится в общество тотального контроля, в тот самый концлагерь, о возможности создания которого предупреждали писатели-фантасты, в частности Джордж Оруэлл.

Мало кто знает, что по численности заключенных США в настоящее время являются абсолютным мировым лидером — как в абсолютных величинах, так и в пересчете на душу населения. И лишь мощный информационный ресурс не позволяет Америке стать в этой связи «цитаделью зла»: на данную роль назначаются страны вроде КНДР, которые и ответить толком не могут. Количество заключенных в США из года в год лишь растет: это объясняется тем, что государство сдает в аренду узников частным компаниям, использующим их труд, который обходится в несколько раз дешевле, чем труд свободных работников. Таким образом, и американское государство, и частные американские компании заинтересованы в увеличении количества заключенных. Свободное ношение и использование огнестрельного оружия лишь помогает властям США в данном вопросе. Любой псих может купить ствол и пойти с ним в торговый центр. Дальше объяснять не нужно.

И, кстати: вы не задавались вопросом, почему «брейвики» широко распространены как раз тех в странах, где пистолет можно свободно купить в ближайшей оружейной лавке?

Многие из нас помнят кадры многочисленных захватов заложников. Обращали ли вы внимание на то, что роднит теракты, осуществленные в разных странах и даже на разных континентах? Приз тому, кто ответил правильно: все они проходили под знаком широкого освещения в средствах массовой информации. В ряде случаев террористам предоставляли право выступить перед огромной аудиторией чуть ли не в прямом эфире!

Между тем, совершение террористических актов осуществляется исключительно для того, чтобы продемонстрировать эти самые акты широкой аудитории. Если предположить, что некий теракт может пройти незамеченным — вряд ли организаторы подобного теракта дадут добро на его проведение. Ведь смысл захвата заложников не в том, чтобы убить пару сотен человек — в масштабах любой страны за исключением разве что Лихтенштейна подобное число представляется статистической погрешностью и нанести существенный урон ее социальному и экономическому потенциалу не может, какой бы циничной не казалась подобная мысль.

undefined

Статистика запросов в поисковых системах Яндекс и Google свидетельствует о наличии у пользователей определенного интереса к тема убийств, изнасилований, дорожно-транспортных происшествий, ограблений и тому подобных тем. 

Интерес может быть различным: кто-то может испытывать болезненное влечение к просмотрам фотографий с места перестрелки, испытывать наслаждение от лицезрения трупов и так далее; кто-то может испытывать к подобным материалам отвращение, но, тем не менее, просматривать их, сокрушенно качая головой и изображая из себя автора колонки «Их нравы» в какой-нибудь пуританской газете. Намерения не так важны, как конечный результат: просмотр материалов зафиксирован.

В Украине стране существуют профильные телеканалы, круглосуточно транслирующие подобные материалы. Как вы думаете, способствуют ли они укреплению атмосферы спокойствия в нашем обществе? 

«Общество беззащитно перед преступностью! Дайте ему возможность защитить себя!». Это еще один довод сторонников легализации. Тот факт, что в Украине убийств и вооруженных грабежей на порядок меньше, чем в тем странах, где огнестрел легализован, никак не мешает этим гражданам истерить на каждом углу: «Милиция не справляется с бандитами!». Особо громко голосят, как правило, те, кто ни разу в жизни с реальными бандитами не сталкивался.

Тут нужно понимать, что даже если в стране с наименьшим в мире количеством убийств на душу населения начать показывать по ТВ сюжеты об этих убийствах — то гарантированно возрастет не только их количество, но и число паникеров среди населения. Особо мнительные граждане тут же потребуют вооружить их для самозащиты. Кто-то из политиков наверняка поддержит это требование, рассчитывая получить голоса на выборах. Наверняка начнется широкая дискуссия: надо или не надо легализовывать. Кому-то подобная дискуссия будет на руку (например, отвлечет внимание общества от экономических проблем, если таковые имеются).

Своим клиентам я рекомендую избегать темы легализации оружия, так как любые высказывания по этому поводу, будь они за легализацию или против, могут, благодаря оппонентам получить неверную трактовку в будущем.

В 1929 году Эрнест Хэмингуэй написал свою знаменитую книгу «Прощай, оружие». С тех прошло чуть ли не столетие, а мы все еще обсуждаем не то, как избавиться от оружия, а то, как увеличить его объемы, причем — на руках у населения.

Вообще, вооружать кого-либо — сомнительная затея. Особенно если вооружать своих граждан решает государство, не имеющее армии.

Константин Долгов, политтехнолог, руководитель PR-агентства «Афина»