ОТ ЦЕННОСТИ К СТОИМОСТИ

Ценность определяется удовольствием, которое оно может доставить

Что такое ценность?

Основополагающее определение: ценность — это качества объекта, отражающие его полезность. Ценность является скорее сравнительной характеристикой, чем абсолютной. 

Общественная ценность — это среднестатистическое отражение полезности объектов и благ в мыслях людей, меняющееся во времени.

Диоген считал; что:

• Ценность свойственна всякому благу;

• Ценность — это польза, способствующая жизни, согласованной с природой (богатство и здоровье несомненно следует отнести к категории ценности),

• Ценность имеет меновую цену.

Словом, ценность — это то, что значимо для большинства людей.

Человечество постоянно стремится к определению общечеловеческих ценностей (предметов) в прошлом и пытается прогнозировать их изменения в
будущем.

По классику — маркетологу Ф. Котлеру: «Товар — это набор свойств, обладающих полезностью».

Сущность ценности заключена в объекте. Ценность наделена двумя аспектами: потенциальной ценностью и реализованной ценностью. 

Если говорить об Украине в целом, то она (как объект) обладает высокой потенциальной ценностью, а вот с реализацией дела обстоит намного хуже.

undefined

Денежный эквивалент

Понятие ценности эвристично (эвристика — искусство нахождения истины). В силу широкого распространения в обществе товарно-денежных отношений ценность товаров и услуг, являясь их качественной характеристикой, не может дать количественную характеристику их потребительских свойств. Поэтому ценность выражается в едином эквиваленте — деньгах; для этих целей существует экономическое понятие стоимости. 

Итак, денежным эквивалентом ценности является стоимость. Следовательно, ценность первична, стоимость вторична, поскольку является стоимостным отражением полезности.

Ценность — это не мода, но она также подвержена изменениям. Стоимостное выражение ценности обусловлено воззрениям людей, историей, вкусами.

Небольшое «голландское» отступление, имеющее лишь косвенное отношение к предмету исследования.

В XVI веке выращивание тюльпанов в Голландии стало весьма прибыльным делом. Мода на этот цветок росла. Спрос превышал предложение. Голландия вступила в эпоху тюльпаномании, которая достигла своего апогея в 1630-х годах, когда цены зашкаливали. Три луковицы стоили столько же, сколько хороший дом. Рынок тюльпанов стал неконтролируемым. В 1637 году число продающих превысило число покупающих и рынок рухнул. 

Почти за ночь тысячи голландцев из богачей превратились в бедняков. Оказалось, что наличие богатого дома недостаточно для решения всех житейских проблем. Сама по себе недвижимость не кормит. Напомним, что парадокс ценности объясняется первым законом Госсена — при непрерывном потреблении предельная полезность убывает по мере насыщения потребности.

Количество перешло в новое качество. Красота тюльпанов не претерпела изменений, но изменилось стоимостное измерение ценности.

В обществе существует такое устойчивое понятие как «рыночные ценности». Вот что об этом писал Д.Сорос в статье «Свобода и ее границы» в марте 1997 года. Создается впечатление, что гениальный финансист заглянул в 2013 год.

«Я сделал состояние на мировых финансовых рынках и тем не менее сегодня опасаюсь, что бесконтрольный капитализм и распространение рыночных ценностей на все сферы жизни ставит под угрозу будущее нашего открытого и демократического общества. Сегодня главный враг открытого общества — уже не коммунистическая, но капиталистическая угроза».

Заметим, что наша страна распрощалась с верой в коммунизм. Но с проблемой рыночных ценностей до конца не разобралась. К этой проблеме обратимся несколько позже.

Итак непростые связи и взаимодействия выстраиваются в общую концепцию:

• ценностные характеристики формируют стоимость объектов, структуру параметров, рассматриваемых как ценообразующие характеристики объектов;

• предельная полезность формируется на базе субъективных оценок человеческих потребностей.

Ценность и стоимость — это не жесткая линейная схема, понятия эти текут, изменяются, подвержены ценовым и философским коллизиям.

Хрестоматийное упоминание — «черный квадрат» Малевича, купленный за 1 миллион долларов. Сначала картина стала стоимостью (почему, это плохо объяснимый феномен), а потом стал ценностью (потому, что стоит кучу денег). Наверное, это стечение обстоятельств на каком-то ментальном уровне. Нет и не будет черных (белых) треугольников, трапеций и параллелограммов. В художественной сфере насыщение абсурдом (в такой форме) состоялось. Но явление абсурда живет и процветает.

Ценность и стоимость — это свет солнца и луна, воздействующая на нас отраженным светом. Что есть что? Пусть воображение скажет свое слово.

Виды стоимости

Мир человека состоит из ценностей. Человеческая цивилизация выстроила свой мир, который включает три подсистемы ценностей: 

— природу; 

— культуру; 

— хозяйство (хозяйственно-экономическое бытие человека).

По мере освоения природы человек создает культуру, представляющую собой систему эталонов ценностей, обеспечивающих стабильность общества и человека. Культура выступает второй природой, основанной на выявлении творческих способностей человека. 

Культура непосредственно связана с хозяйством, — и как результат, и как начало, и как способ, и как средство. Хозяйство и культура нераздельны. 

Хозяйство — это вся творческая деятельность человека, направленная на преобразование природы, усовершенствование самого человека, создание духовных и материальных ценностей, формирование общественных отношений. Вся жизнь человека — хозяйство. В том числе жизнь и интеллектуальная, и познавательная, и художественная.

Как правило, значительную часть ценности многих объектов составляет не его материальная составляющая (например, жилье как объект для удовлетворения первичных благ), а его другие нематериальные свойства (например, комфортность, эксклюзивное архитектурно-художественное оформление, престижное местоположение, вид на море, хорошие соседи и пр.). Более того, материальная составляющая ценности многих объектов имеет незначительную или нулевую составляющую, а его нематериальная, морально- духовная составляющая имеет очень большую ценность (например, здания — памятники, памятники истории, картины и скульптуры, научные идеи и др.)

«Существует фундаментальная разница между физикой и экономикой, которую можно выразить так. Физический мир кажется качественным на поверхности, хотя по своей сути он подчиняется точным количественным законам. Вот почему математика работает в физике. Напротив, экономическая реальность кажется математической, но на самом деле ее природа качественна в своей основе».

Проф .Д. Джилье (Лондон)

В нынешнем мире наибольшую ценность имеют ресурсы — (нефть, уголь, ископаемые). К ним присоединяется питьевая вода, запасы которой распределены не равномерно. С такой ценностью как чистый воздух не все однозначно. Обладая высочайшей ценностью, воздух слава богу, еще не стал рыночным товаром.

Формирование стоимости часто подвержено обстоятельствам, определяется договоренностью, ошибками. Вспомним «газовый контракт Украины с Россией, ставший «притчей во языцех». С наличием у газа ценности никто не спорит, а вот со стоимостью…

Сколько стоит газотранспортная система Украины? Это как считать. При разном ее наполнении, при разном использовании пресловутого «Южного потока» стоимость меняется если не на порядок, то в разы. 

Классический, но не очень известный еврейский анекдот.

— Рабинович, скажите сколько будет дважды два?

— Ой, оставьте ваши подходы. Лучше скажите прямо — сколько вам надо?

А вот пример из совершенно иной области. В США на аукционе некая 5-ти центовая монета 1913 года выпуска была продана за 3,0 миллиона долларов. Да, таких монет всего лишь 5, история данной монеты весьма занятна, но три миллиона (!?)

Природа хозяйственных ценностей в общем объяснима. Сложнее с теми, которые относятся к нематериальной сфере. Среди общечеловеческих ценностей бесспорно присутствие таких категорий как Равенство, Братство, Гуманизм, Счастье. Попробуйте рассматривать их не как нравственные категории, а как цель и на ее базе выстроить экономическую модель — получите Социализм (или Коммунизм), реализация которых утопична (по крайней мере в европейских реалиях).

Вот и получается, что в нашем технокритическом мире надо ориентироваться на экономическую модель (хозяйства) и при ее правильном подборе общечеловеческие ценности проявятся и закрепятся как следствие (в той или иной мере и полноте). При узурпации власти (Сталин, Хусейн) говорить о нравственных категориях не приходится.

Верно и обратное. Если нравственные категории не проявляются, то экономическая модель выбрана неверно или она, попросту, не существует.

Ценность недвижимости

От нравственных категорий обратимся к теме всем более близкой и понятной — к теме недвижимости, являющейся лакмусовой бумажкой состояния экономики. Ценность недвижимости заключается не только в ее потребительской полезности. Спрос на недвижимость формируется также в аспекте ее способности приносить рентный доход и выступать средством сбережения (накопления). Одной из причин переоценки рынком стоимости недвижимости является неразвитость фондового рынка и плохой инвестиционный климат. В период экономического роста у населения формируются накопления, которые оно стремится сохранить и приумножить. Данные финансовые ресурсы выходят на инвестиционные и финансовые рынки, создавая макроэкономическую связку «сбережения-инвестиции». Неразвитость фондовых и финансовых рынков, низкий уровень доверия и высокие риски в банковской системе, ограничения в создании объектов малого и среднего бизнеса вынуждают частного инвестора рассматривать недвижимость как безальтернативный инвестиционный инструмент. Такой инвестиционный дисбаланс рано или поздно приводит к кризису. Подобная инвестиционная политика стимулирует философию рантье в поведении экономических субъектов. Богатство народов — это, прежде всего, высокий уровень производства товаров и услуг. Недвижимость — всего лишь один из факторов производства, для создания продукции (услуг) обязательным условием является наличие дополнительных факторов: труда, капитала, предпринимательской инициативы. Концентрируясь на одной лишь недвижимости, мы нивелируем ее фундаментальную ценность: кому нужен актив, не способный создавать реальный продукт? Зачем нужен дом, если нечего есть?

Кризис возвращает нас к фундаментальному анализу, опыт делает горизонт намного шире. Кризис призывает обратить внимание на ценность, а также обратить внимание на баланс обменных соотношений. Современность ставит задачу: обозначить степень неопределенности стоимости, ее возможного отклонения от ценности, риск резкого колебания. Именно такая задача была возложена на рейтинговые агентства, задача — которую они успешно провалили, так как больше концентрировались на техническом, а не на фундаментальном анализе. 

Достичь абсолютной эффективности функционирования рынков невозможно. Всегда будут возникать ниши неэффективности, которыми будут пользоваться спекулянты. Действия спекулянтов, умножают негативный эффект ошибок. Поэтому рынкам необходимы сдерживающие факторы, ограничивающие деятельность спекулянтов. 

Бороться со спекулянтами административными методами, а именно путем запретов и ограничений, бесполезно. 

Любое регулирование рынков требует рыночных подходов, иначе само регулирование будет порождать новые ошибки. Как сказал выдающийся польский сатирик Станислав Ежи Лец: «Выход чаще всего там, где был вход». Адаптация афоризма к регулированию рынков подводит нас к следующему: регулятор сам должен стать спекулянтом, причем более эффективным, чем спекулянт рыночный. Регулятор должен находить ниши неэффективности раньше спекулянта и заполнять их, оставляя спекулянтов без работы. Если ниша уже занята спекулянтом (если регулятор несколько опоздал), регулятор может вытеснить спекулянта из нее, создав такого же спекулянта, только более эффективного. Спекулянт стремится к сверхприбылям, и если создать ему конкурента, согласного работать с нормальной рентабельностью, спекулянт сам покинет нишу неэффективности. 

Например, в докризисные годы сформировалась спекуляция в сегменте строительства нового жилья. Неэффективность заключалась в превышении спроса над предложением, что было вызвано стремительным ростом доходов и накоплений. Девелоперы, вступив в монопольный сговор с госчиновниками, отвечающими за отвод земель, превратились в спекулянтов. Внутренняя норма доходности девелоперских проектов достигала 500% годовых. 

Механизмы противодействия спекуляции в идеале следующие: государство выходит на рынок и устраняет дефицит. Создаются государственные предприятия, рентабельность которых нормативно ограничена на уровне нормальной рентабельности (например — 20%). Данные эффективные участники рынка предлагают продукцию с лучшей конкурентной позицией, чем у спекулянта. Т.е., если субъекты экономической деятельности не хотят или не знают, как эффективно работать, регулятор предлагает им альтернативу.

Второй путь еще проще — демонополизировать рынок земли. Для этого необходимо создать пул участков с готовой проектной документацией и разрешениями на строительство. Участки выставляются на продажу по фиксированной цене, но с инвестиционными обязательствами — фиксированная и оговоренная договором цена продажи построенного жилья. Цена участка и цена продажи жилья фиксирована обязательствами, при этом задана фиксированная рентабельность застройщика. Это механизм строительства дешевого социального жилья. 

Понятно, что резкий скачок спроса на недвижимость не смогли бы удовлетворить даже такие механизмы. Однако у населения не сформировались бы неверные рыночные ожидания. Не было бы такого стремительного роста цен на жилье, не было бы «погони» за валютными кредитами, если бы люди знали — цена стабильна, жилье строится, государственная политика понятна и долгосрочна, цены не «убегают» от сбережений населения. Такие условия являются стимулом для создания накоплений. 

Третье направление — борьба с финансовой спекуляцией. Если банки не хотят и не могут финансировать ипотеку на нормальных условиях, нужно показать, как это делается. Сегодня много разговоров о том, что нет длинного финансового ресурса для кредитования ипотеки. В этих условиях регулятором может быть создан государственный ипотечный банк, который принимает у населения целевые (ипотечные) депозиты. Включается принцип: для того, чтобы купить квартиру, необходимо накопить определенную сумму (30%-50% ее стоимости). Т.е. люди накапливают сбережения на целевых депозитах, которые являются ресурсом для кредитования тех, кто уже накопил достаточную сумму. Чем дольше человек является держателем целевого депозита, и чем большую сумму он накопил для покупки недвижимости, тем ниже для него будет кредитная ставка по ипотеке. Данный механизм успешно прошел апробацию в других странах и вывел их финансовые системы на передовой уровень.

Можно предложить и другие решения по регулированию рынка недвижимости с целью достижения его эффективности. Предложенные механизмы не более чем «верхушка айсберга» эффективного государственного регулирования. Проблемы Украины лежат «глубже» — отсутствие политической воли к достижению эффективности, слияние спекулянтов и органов государственной власти, недостаточная квалификация политических менеджеров.

Сегодня наступает иное время. У общества просто не остается альтернативы решения накопившихся проблем. Сами спекулянты становятся заинтересованными в том, что «вылечить» рынок, потому что на неработающих рынках невозможно что-либо «перераспределять» в свою пользу. 

Продолжение читайте в следующем номере НД