ТАШКЕНТСКОЕ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ. ЛЕГЕНДЫ И БЫЛИ 26 АПРЕЛЯ 1966 ГОДА

26 апреля в 5 часов 22 минуты 53 секунды в Ташкента произошло землетрясение с силой толчков более 8 баллов по шкале Рихтера и магнитудой 5,3. По мнению сейсмологов, разрушительная стихия подземного удара была колоссальной, и от полного уничтожения город спасло только то обстоятельство, что очаг катаклизма залегал на относительно небольшой глубине — от 3 до 8 километров под землей, благодаря чему вертикальные волны не распространялись далеко и быстро затухали. Зона максимальных разрушений, тем не менее, охватила 10 квадратных километров в центре столицы тогдашней Узбекской ССР.

Подверглись разрушению более 2 миллионов квадратных метров жилой площади, 236 административных зданий, около 700 объектов торговли и общественного питания, 26 коммунальных предприятий, 181 учебное заведение, 36 учреждений культуры, 185 медицинских и 245 промышленных зданий. Без крыши над головой остались 78 тысяч семей или свыше 300 тысяч человек из проживавших тогда в Ташкенте полутора миллионов.

Повторные толчки продолжались на протяжении целого года, их общее число превысило 1100, а наиболее сильные, интенсивностью до 7 баллов, были зарегистрированы 9 и 24 мая, 5 и 29 июня, 4 июля 1966 года и 24 марта 1967 года. Благодаря помощи правительства СССР и всех союзных республик, Ташкент не только пережил катастрофу и был полностью восстановлен к 1968 году, но и оказался фактически перестроенным заново в современный мегаполис, площадь и население которого увеличились в 1,5 раза. События тех лет до сих пор и без малейшего преувеличения можно считать наиболее значительной вехой в истории Ташкента, навсегда изменившей как облик самого города, так и уклад жизни, и образ мысли его коренных обитателей. Правда, со временем многие детали произошедшего 26 апреля 1966 года стерлись даже из памяти очевидцев, превратившись в легенду. Сегодня по отдельным воспоминаниям очевидцев мы попытаемся реконструировать особенно важное и интересное :

ОФИЦИАЛЬНАЯ СПРАВКА:

После землетрясения 26 апреля в Ташкенте было срочно развернуто более тысячи палаток, открыты около 600 временных магазинов и предприятий общественного питания. Более 15 тысяч семей в организованном порядке и с их согласия были переселены в другие города Узбекистана и других союзных республик. Дети из Ташкента отдыхали в пионерских лагерях 94 областей СССР. К началу зимы 1966 года была выполнена первостепенная задача — более 300 тысяч людей получили кров. За короткое время, немногим более 3.5 лет, была полностью решена задача ликвидации последствий землетрясения. В Ташкенте было построено более млн. 200 тыс. кв.м. жилья, из которых более 1 млн. 800 тыс. кв.м. — строителями всех без исключения союзных республик и военными. Из них Россия подарила Ташкенту 334,8 тыс. кв.м., Москва — 230 тыс., Ленинград — 100 тыс., Украина — 53 тыс. Помощь Ташкенту оказала и, входившая тогда в Югославию, Республика Македония, чья столица Скопье в 1963 году подверглась 8-бальному землетрясению, так же произошедшему ночью и с эпицентром в центре города. Позже Ташкент и Скопье были объявлены городами-побратимами. Существовал даже фирменный магазин "Скопье", торговавшей модными тогда югославскими сигаретами, обувью и одеждой.

tashkent_9

"ТРЯСЕМСЯ, НО НЕ СДАЕМСЯ"

— Мы тогда жили в трехэтажном доме в районе Госпитального рынка, — рассказывает Тамара Семеновна Иванова, награжденная в 1967 году памятной медалью "Строителю Ташкента". — Многие вспоминают, что перед землетрясением был слышен подземный гул и видно какое-то свечение. Но я в ту ночь очень крепко спала, проснулась от толчка, как будто нашему дому кто-то дал снизу пинка. Конечно, выскочила спросонья во двор, где почти ничего не было видно из-за поднявшейся с земли пыли. Кто-то кричал "Война!". Невольно думалось про атомную бомбардировку, которую в те годы ждали от американцев. Но я помню, что один наш сосед вышел на свой балкон, зачем-то вытряхнул вниз половик, и спокойно ушел спать. Это как-то подействовало на меня. Хотя я осталась во дворе до утра, пока не пошла на работу.

В центре города были сильные разрушения. На улице Карла Маркса, которая сейчас называется, Сайилгох, разрушился универмаг, на стене которого висели большие часы. Их стрелки остановились на времени землетрясения — 5 часов 23 минуты. Утром уже стало известно, что из Москвы прилетела делегация правительства СССР и ЦК КПСС во главе Леонидом Брежневым. Было принято специальное постановление оказать всесоюзную помощь Ташкенту, а по решению Совета министров Узбекистана управление "Главтвшкентстрой", где я работала, преобразовали в управление по восстановлению и строительству нового города.

В районе нынешнего ЦУМа военные поставили тысячи палаток для пострадавших. Над ними висел огромный лозунг "Трясемся, но не сдаемся". Стали развозить продукты первой необходимости. Детей из школ забирали в пионерские лагеря по всему Союзу, включая Артек. Жителям тоже предлагали уехать в другие города и даже республики, но не многие соглашались. Настроение какое-то было лихорадочное, но не паническое. Мне предстояло проводить телефонизацию нового района — Чиланзар. Раньше, на месте Фархадского базара были болота с камышами и колхозные поля. В районе улицы Волгоградской мы собирали картошку. А теперь, до зимы 1966 года строители из других городов построили новый современный район из пятиэтажных кирпичных домов, в одном из которых я сама получила двухкомнатную квартиру.

Нумерация кварталов и домов на Чиланзаре такая беспорядочная потому, что она давалась в порядке сдачи в эксплуатацию. Магазины и кафе назывались в честь строителей. До сих пор здесь ориентируются по их бывшим названиям — "Башкирия", "Донецк", "Киевлянка". "Кафе Москва". Для того времени район был шикарным. В каждом дворе были детские площадки с песочницами и качелями, бассейны с водой. Деревья жильцы сажали сами.

Правда, большинство из этих домов уже 40 лет не подвергались капитальному ремонту, от чего много проблем. Например, в районе 23-го квартала свет гаснет по 3-4 раза каждые сутки, потому что кабель не меняли, и он сейчас сгорает на каждом метре. Но, все равно, нам повезло. Многие строители, специально приехавшие в Ташкент, что греха таить, в надежде получить квартиру самим, получили жилье в "черепушках" — временных бараках на массиве Спутник, ныне Сергели-1, построенных тогда за пару месяцев, но до сих пор еще населенных.

Что и говорить, мечты Хрущева о том, что наше поколение уже будет жить при коммунизме, и каждая семья будет обеспечена отдельным жильем, не сбылись. Но многим повезло в 1966 году. Мне тогда было 24 года, и я была счастлива. Помнится только один очень обидный случай. Как-то я вышла из дома, надев новое платье и повесив на лацкан медаль, которую мне выдали на днях. Иду по улице Подмосковной, а в след мне какой-то пожилой мужчина, с виду сибиряк, бросил: — Вот, тоже мне, строитель идет!.. Но вскоре мы все стали коренными ташкентцами.

"СТОЛИЦА ДРУЖБЫ И ТЕПЛА"

"Буквально вечером 25 апреля, группа московских инженеров из Института физики Земли, приглашенных для установки на Ташкентской сейсмостанции новейшей аппаратуры с видимой регистрацией сейсмических колебаний, доложила мне, что работа выполнена". — пишет в своих мемуарах на сайте seismos-u.ifz.ru профессор Валентин Иванович Уломов, в 1966 году занимавший должность заведующего сейсмической станцией в Ташкенте. — "В течение недели я торопил их с завершением работ, пугая последствиями. Поэтому, готовясь к отлету на завтра — 26 апреля в час дня, они полушутя спросили, где же обещанное мною землетрясение. И я им ответил, что время еще есть…"

Через час после землетрясения, по воспоминаниям Уломова, поскольку телефонная связь в городе была полностью повреждена, за ним домой прислали машину, за рулем которой сидел майор милиции, объявивший сейсмологу, что он "арестован, в связи с произошедшим событием". Но ученого доставили не в тюрьму, а в ЦК компартии Узбекистана. На встречу с Шарафом Рашидовым и, уже прилетевшими из Москвы, Леонидом Брежневым и Николаем Косыгиным.

"Оба высоких московских гостя выказали желание сесть не во главу стола, как это им любезно предложил Рашидов, а в середине продольного стола, как раз передо мной и напротив повешенной за моей спиной карты", — вспоминает Уломов. — "Первым прервал меня Брежнев, попросив показать на плане города место, где мы тогда находились, по отношению к эпицентру землетрясения. Я показал. В это время внизу, за окнами здания ЦК возникли крики и сильный шум. Брежнев спросил, не толчок ли это? Я сказал, что нет, добавив, что шум и громкие возгласы, по-видимому, вызваны забитым голом на стадионе "Пахтакор", расположенным неподалеку. Футбольный матч между сборными Белоруссии и Узбекистана не был отменен. Тогда он, шутя, сказал: "Ну, Шараф Рашидович, никакого землетрясения у вас не было. Это голы забивают…". Но в этот момент действительно произошел 4-балльный толчок, на что Брежнев продолжил высказывание: "Придется мне теперь взять спальный мешок и лечь спать где-нибудь под деревом"... Тогда я обратил внимание на то, что Брежнев очень часто обращался к Косыгину с тем или иным вопросом, спрашивая его мнение. Благодаря Косыгину, была поддержана и просьба Рашидова разрешить строительство в Ташкенте метрополитена, а также определены объемы сил и средств, которые смогут поставить союзные республики для восстановления Ташкента. Другим благоприятным для Ташкента обстоятельством было предложение покончить с глинобитным городом, но и не сооружать чего-либо временного, которое, как сказал тогда Брежнев, "может стать постоянным…"

Многие очевидцы событий апреля 1966 года обратили внимание, что старинные здания из сырцового кирпича — например, медресе Барак-Хана и Кукельдаш в Старом городе, и множество глинобитных домов практически не пострадали от подземных толчков. Некоторые сегодня высказывают предположения, что и из административных зданий в европейской части Ташкента подверглись сносу не только те, что нельзя было отремонтировать, но, прежде всего те — которые Рашидов задумал перестроить, засчитав их как урон, причиненный стихией. Старожилы Ташкента до сих пор отдают дань выдержке и находчивости тогдашнего первого секретаря ЦК УзССР, сумевшего в критической обстановке продвинуть и осуществить давно вынашиваемый им план генеральной перестройки Ташкента.

Свидетели тех лет помнят, что катастрофическое землетрясение 1948 года в Ашхабаде, унесшее сотни жизней, почти не упоминалось в прессе, а из всесоюзного восстановления Ташкента советская печать и культура сделала громогласную акцию. Город стал символом братского единения народов СССР — "Столицей дружбы и тепла", как пелось в популярной до 90-х годов песне ансамбля "Ялла".

На помощь строителям Ташкента были направлены десятки ведущих советских журналистов, восславлявших героический труд и мужество. Приехал в творческую командировку весьма популярный среди молодежи 60-х поэт Андрей Вознесенский, писавший в своем "Ташкентском репортаже":

"Помогите Ташкенту!

Если лес — помоги,

если хлеб — помоги,

если есть — помоги,

если нет — помоги.

Инженер — помогите.

Женщина — помогите.

Понежней помогите -

город на динамите.

Вдохновленные стихами, родители автора этой статьи, появившегося на свет в сентябре 1966, назвали своего сына Андреем — в честь сладкоголосого стихотворца, умевшего лихо рифмовать на злобу дня…

Валентин Иванович Уломов, родившийся в Ташкенте в 1933 году, после землетрясения 1966 года выступил с инициативой создания при Академии Наук Узбекистана Института сейсмологии, в котором он занимал должность заместителя директора до 1985 года. Разработанная при его участии методика долгосрочного прогнозирования сейсмических явлений по изменению уровня и химического состава грунтовых вод, сегодня применяется во многих странах мира, в том числе узбекскими учеными. В 1990 году Уломов по официальному приглашению Президиума АН СССР переехал в Москву, где до 2004 года занимал должность заведующего Лабораторией континентальной сейсмичности Института физики Земли.

ПАМЯТНИКИ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЮ

Мемориальный комплекс "Мужество", созданный скульптором Д.Б. Рябичевым, был открыт 20 мая 1970 года в эпицентре землетрясения 1966 года на правом берегу канала Анхор — в бывшем районк "Кашгарки". "Смысловым центром" памятника служит куб из черного лабрадорита, расколотый надвое. На одной стороне куба вырезан циферблат часов, указывающий время землетрясения -5 час. 23 мин., на другой дата — 26 апреля 1966 г. Зигзагообразная трещина от куба подходит к скульптурной группе. Бронзовая скульптура изображает женщину, прижавшую к себе ребенка. Одной рукой она делает отстраняющее движение, словно защищая младенца от беды. Мужская фигура, изображенная в рывке вперед, вероятно, символизирует мужество. К мраморному постаменту сходятся 7 дорожек, ведущих к 14 стелам с барельефами, изображающими труд строителей. Стелы символизируют помощь, оказанную Ташкенту братскими республиками СССР.

tashkent_7

До недавнего времени у жителей Ташкента существовала традиция, чтобы новобрачные после ЗАГСа обязательно посещали монумент "Мужество" и возлагали цветы. В мае-июле 2005 года правозащитники и лидеры политической оппозиции возлагали на черный куб траурные венки и букеты гвоздик в память жертв трагических событий в Андижане. В августе 2005 года, осматривая новые сооружения, возведенные к 14-летию независимости Узбекистана, президент Ислам Каримов публично выразил надежду, что отныне молодожены будут возлагать цветы к, сооруженной по его личному указанию перед новым зданием Сената, "Арке доброты".

На 23-м квартале Чиланзара, возле дома, где я вырос, был построен памятник строителям Ташкента, представлявшим собой прямоугольный мраморный бассейн с, возвышающейся над ним гранитной стелой с гербами союзных республик. В 1992 году воду из бассейна выпустили, гербы отколупали. Год назад место взял в аренду у муниципалитета частный предприниматель, натянувший пластиковый тент, и открывший пивную с танцами по вечерам. Танцуют под живую музыку прямо по дну бывшего бассейна. Изнутри пивной стела видна. Под ней — стойки бара.

ЗАГАДОЧНЫЕ ЯВЛЕНИЯ

По воспоминаниям В.И. Уломова и множества других очевидцев, ташкентское землетрясение 1966 года сопровождалось необычными явлениями. За несколько месяцев до катаклизма жители домов, спускаясь в подвалы, слышали отдаленный шум, напоминающий работу огромного механизма или мотора. 25 апреля весь вечер шел моросящий дождь, прекратившийся сразу после полуночи. В 5 часов 22 минуты на фоне ясного неба, уже начинавшего светлеть, из-под земли с шипением и треском вырвался и взвился над городом исполинский купол света, напоминавший пламя свечи. Он имел резкий контур сверху, и размытый у основания. Медленно расширяясь, свечение поднялось в зенит, и растворилось в сполохах зарниц. Тотчас раздался подземный удар.

Некоторые свидетели утверждают, что за несколько часов до землетрясения начинали сами собой вспыхивать выключенные лампочки, голубоватое свечение мерцало на стенах домов, искрили провода.

— Я ничего такого не помню, — говорит мой отец, Анатолий Викторович Кудряшов, работавший тогда кинооператором. — Утром ко мне пришел мой друг, скульптор, у которого лопнула на куски незаконченная работа. Он решил ее восстановить, а я подумал, что это — хорошее начало для фильма о возрождении Ташкента. Взял камеру и пошел снимать все, что попадалось на глаза — скульптора, остановившиеся часы, палаточный городок, танки с повернутыми назад башнями, сносящие руины. Сначала было страшно, говорили о множестве жертв, но потом захлестнул энтузиазм строительства нового города и новой жизни.

AFTERSHOCK

По официальным данным во время Ташкентского землетрясения погибли 8 человек и были госпитализированы с различными травмами 150 человек. Но медики городской "скорой помощи" утверждают, что в последующие два года от пережитого стресса или в страхе перед новыми толчками скончались от сердечных приступов еще сотни пожилых людей.

Последняя вспышка афтершоков — повторных толчков Ташкентского землетрясения наблюдалась в конце весны 1967. Стихия отпустила город на 10 лет, после чего в декабре 1980 года в 14 километрах западнее Ташкента в поселке Назарбек произошло новое землетрясение силой 8,5 баллов и магнитудой 5,3, эпицентр которого располагался на глубине около 12 километров.

Этот катаклизм не вызвал никаких разрушений в самом городе, хотя подземный гул и клубы пыли среди зимы, помнится, сильно напугали жителей Чиланзара, оказавшегося ближе других районов к эпицентру. На стенах квартир, построенных в 1966-67 годах, образовались заметные трещины, заделанные самими жильцами в ходе домашних ремонтов. Повторные толчки, иногда силой до 6 баллов, беспокоили до конца 1981 года. Тогда сейсмологи объяснили: вдоль всей долины реки Чирчик от поселка Паркент в сторону казахстанских Минеральных вод тянется линия тектонического напряжения, и через миллионы лет из нее, возможно, вырастет новый горный хребет системы Тянь-Шаня. Высказывались также осторожные предположения, что очаг следующего катаклизма может зародиться где-то примерно по середине между эпицентрами 1966 и 1980 года, но когда именно — наука сказать не может, даже приблизительно.

С тех пор никаких серьезных сейсмических событий в Ташкенте не наблюдалось. Относительно паники, вызванной ложными слухами о надвигающемся катастрофическом землетрясении, которое, будто бы, должно было произойти 9 февраля 2006 года, психологи и социологи сделали выводы, что ее возникновению мог способствовать так называемый "юбилейный эффект" или синдром ожидания, за 40 спокойных лет подспудно копившийся в сознании людей, еще помнящих апрель 1966 года.

КСТАТИ

В ночь на 26 апреля 1986 года, спустя двадцать лет после ташкентского землетрясения, произошла авария на Чернобыльской АЭС.

В ночь на 26 апреля 1937 года немецкая авиация ковровой бомбардировкой стерла с лица земли город Герника в Испании, в результате чего погибло 1600 мирных жителей.

По данным Геофизической службы Академии наук России в ночь на 26 апреля 2006 года в мире произошло всего одно сейсмическое явление — землетрясение магнитудой 4,5 в районе Новой Британии, на безлюдном острове у берегов Новой Гвинеи.

Андрей Кудряшов (Ташкент)

Источник — Фергана.Ру