ТАТЬЯНА ДОНЕЦ: В Украине острая нехватка узкопрофильных специалистов

Народный депутат Украины, член комитета по вопросам здравоохранения. Ее называют самой красивой сенсацией парламента нового созыва.

Ей не импонирует идея второго русского языка, не нравиться, что власть говорит монологом и не слушает своих граждан, не нравится, что власть переписывает под себя законы. Считает хорошей идеей отмену НДС. Татьяна Донец верующий человек, поэтому для нее очень важны постулаты православия.
В жизни боится двух вещей: мышей и конца света, а вот политические преследования
ее не пугают.

Donec_2

— Есть ли ограничительные рамки в принятии решений у законодательной или исполнительной власти? 

— Ограничительные рамки существуют для всего. Как минимум, это рамки закона. Впрочем, не стоит строить свою жизнь, руководствуясь формулой quae non sunt prohibita, permisae intelligintur — то, что не запрещено, дозволено. В современном мире достаточно свободы. Наравне со свободой нужно узнать уважение. Ты свободен в том, насколько высоким может быть твой дом, пока высота этого дома не уничтожает прекрасный вид из окна твоего соседа. В поле этих двух вещей: закона юридического и внутреннего морального закона, на мой взгляд, и находится абсолютная свобода. 

Ограничительными рамками для власти, считаю пять факторов: общественное мнение, традиции, моральные принципы, политическую волю, международные договоренности. На самом деле, это громадная тема и говорить о ней я могу долго… (Смеется) 

— Сейчас в Украине существует презумпция отказа от донорства. Не считаете ли Вы правильным завлекать людей к осознанному донорству, используя материальные мотивации? К примеру, заинтересовывать людей дополнительным страхованием, финансированием на необходимые лекарства, витамины, льготы, отпуска…

— Категорически против того, чтобы мотивацией для донорства было материальное вознаграждение. В Украине живут небогатые люди. То, о чем говорите Вы, по сути, означает на законодательном уровне создать соблазн и поощрять «продажу» здоровья за деньги. Для меня уже сама эта идея является дикой и аморальной. Более того, искренне убеждена, что и донорство крови, за которое в Украине платят, должно осуществляться на добровольной и безоплатной основе. Возможны, подарки, как в Литве, где за 15-ю по счету сдачу крови донору дарят велосипед, за 25-ю —фотоаппарат. Или как в России, повышение размера выплат в зависимости от частоты посещения пункта переливания крови и т.д. Но главной мотивацией для донорства, на мой взгляд,  должны быть не материальные вещи, а внутренний порыв: чувство сострадания, желание помочь… Неравнодушие. Что касается донорства органов, убеждена, что каждый человек волен распоряжаться своим телом, и только он сам может решать давать или не давать согласие на изъятие своих органов и тканей после смерти.

— В Америке для дополнительного окончательного тестирования косметических, лекарственных и других средств отбирают специальную группу людей. Организация, проводящая тестирования, берет на себя обязательство обеспечить качественное лечение данных людей в случае заболеваний. Проводятся ли  подобные тестирования в Украине?

— Естественно, в Украине проводятся клинические исследования. Это неотъемлемый этап разработки препарата, предшествующий его регистрации. Проще говоря, новые медикаменты просто не окажутся на рынке, не пройдя клинические исследования. В этом плане Украина ничем не отличается от прочих стран мира. Что касается добровольцев, которые принимают участие в подобных исследованиях, то, вероятно, это люди, для которых экспериментальное лечение — шанс спасти жизнь. Это либо осознанный риск, либо риск, основанный на безысходности… По поводу тестирования косметических средств, сказать, какие гарантии существуют в этой области клинических исследований, я не могу. Вообще мы живем в стране, которая является территорией без гарантий, что наглядно продемонстрировала недавняя ситуация с банком «Таврика». Поэтому вопрос гарантий — это вопрос качества нашего государства.   

Donec_3

— Большая часть лекарственных препаратов покупается за рубежом. Почему нет положения о том, чтобы в случае побочных эффектов от некачественного товара страховая компания выплачивала  компенсацию?  Есть ли в Украине какая-то система защиты пострадавших вследствие некачественного товара? 

— Нужно понимать, что достаточно большой перечень побочных эффектов указывается в инструкции к препарату. Кроме того, лекарства, как правило, принимаются комплексно, и даже выяснить, какой именно препарат стал причиной ухудшения здоровья — проблематично. Здесь я бы не разделяла «наши» и «импортные» лекарства. Все, что касается побочных эффектов, на самом деле трудно доказуемо. А вот качество препарата — совсем другой вопрос. Идея закона о лицензировании импортных препаратов как раз была в том, чтобы улучшить качество медикаментов, которые ввозятся на территорию Украины. Согласно закону, который вступит в силу с 1 марта 2013 года, резидент Украины, который ввозит препарат, для получения лицензии на импорт, должен быть официальным представителем иностранного производителя в Украине, то есть предъявить агентский договор с заводом-производителем, а главное — взять на себя ответственность за качество импортируемых лекарств. Также можно разделить эту ответственность, взяв на себя обязательства по транспортировке и хранению медикаментов, заключив субдоговора с площадками производителя относительно ответственности за качество производимых лекарств. Главный вопрос — будет ли закон работать так, как он был задуман. 

— Существует ли тестирующая лаборатория препаратов, которая может выявить, что какая-то партия лекарств подлежит замене и обязана выплатить штраф? 

— Да, конечно, такие лаборатории существуют. И не одна, насколько мне известно, в Украине их порядка 30. Само собой, препараты, которые ввозятся на территорию страны, проходят проверку в специализированных лабораториях. 

— Почему все эти вопросы не публичны? Почему нет открытого портала, куда любой гражданин сможет написать, какие выявлены проблемы, и какие меры их решения приняты?

— Спрос рождает предложение. Если будет не теоретический, а реальный социальный запрос на подобный информационный ресурс, уверена, такой портал в Украине появится. Возможно, даже частный. Что касается публичности, к сожалению, в нашей стране популярны исключительно скандалы, в основе которых — человеческие пороки: жадность, зависть, глупость… Здравого диалога в СМИ, увы, нет. Даже телевизионное обсуждение, казалось бы, важного и общественно значимого Закона о лицензировании импортных лекарственных средств, сводится к 20-минутному обмену эмоциями. Ни серьезного анализа, ни конструктива. Почему? Ну, это уже, наверное, вопрос не ко мне. 

— В связи с введением страховой медицины, увеличится ли заработная плата медработников? Предполагается ли, что образовавшиеся дополнительные средства, с учетом использования страховой медицины, можно будет разделить на зарплату врачам?

— Пока у нас нет закона о страховой медицине. Ни один из зарегистрированных в Верховной Раде законопроектов так и не был принят. Поэтому рассуждать о том, как изменится система здравоохранения с введением страховой медицины, то же, что гадать на кофейной гуще. Надеюсь, что в ближайшее время Украина переболеет «болезнью роста» и пройдет непростой путь перехода на страховую медицину. Конечно, этот переход будет сложным и болезненным, но, как говорится, «дорогу осилит идущий»… К сожалению, в этом вопросе Украина сегодня даже не на старте, а только разогревает мышцы перед забегом. Каким именно путем пойдет Украина пока что вопрос. Будут это процентные отчисления с заработной платы или фиксированные суммы платежей. Кто станет распорядителем средств — государство или частные страховые компании, и на каком этапе они будут подключаться – также пока вопрос дискуссий. Что касается заработной платы медицинских работников, уверена, что она станет выше. Но главное, что с введением страховой медицины мы избавимся от советской «уравниловки». Зарплата врача будет зависеть от количества пациентов, которых он примет. В России такая схема уже работает. Достаточно успешно, поскольку конкуренция неминуемо отражается на качестве медицинского обслуживания. В настоящее время я пытаюсь максимально изучить опыт других стран в вопросах страховой медицины. У меня был ряд встреч, в том числе с послом Венгрии, а на март назначена встреча с послом Болгарии. 

— Почему не устанавливается индикативная цена на ввоз лекарств? Есть ли механизм обязанный пропускать лекарства по себестоимости? Ну, разумеется, с учетом страховки, оплаты работников… Почему люди переплачивают за лекарства в разы, ведь некоторые препараты производятся за бюджетные деньги?

— В Украине существует перечень лекарств, на которые ограничена наценка. К тому же в крупных городах и регионах с высоким доходом — избыток точек реализации медикаментов. При такой сумасшедшей конкуренции аптек, думаю, «переплачивать в разы» — не приходится. Качество медикаментов — вопрос другой. Европейские препараты, которые продаются в Европе и у нас, это, к сожалению, — разные по качеству препараты. Медикаменты, которые производятся, в так называемых «третьих странах мира» нередко имеют очень низкую дозировку действующего вещества. Такие лекарства не лечат, а вызывают привыкание. Поэтому проблема не в том, что покупатели «переплачивают в разы», а скорее в том, что иногда они платят за мел, дистиллированную воду, пустышки… 

Donec_4

— В Голландии наркоманов не больше, чем в Украине, при этом там эта система легализована. Ведь эффект наркотической эйфории можно получить и от алкоголя, при этом водка находится в свободной продаже, рекламируется. В то время как галлюциногенные грибы запрещены, у которых терапевтическая доза в десятки раз ниже смертельной. Их потребление намного безопаснее, чем у алкоголя. Почему они запрещены?

— Не готова дать статистические данные по наркозависимым в Нидерландах. Лично я «за» здоровую Украину сегодня и качественный генофонд. По данным ВООЗ, Украина занимает первое место в мире по употреблению алкоголя среди детей и молодежи. Чаще всего пьют пиво и слабоалкогольные дринки всех цветов радуги. Категорически против продажи даже слабоалкогольных напитков в мафах и считаю ненормальным, что, например, пиво разливают на улицах. Выходит, что распивать спиртное на улице нельзя, а разливать можно. Это как? Налил пиво в стаканчик и поехал домой? Я уже подготовила соответствующий законопроект и планирую в ближайшее время зарегистрировать его в Верховной Раде.

— О вреде алкоголя, наркозависимости проводятся постоянные пропаганды. Но посмотрите на график финансирования программы против наркомании и сопоставьте с графиком программы роста наркомании. Они практически отслеживают друг друга. Чем больше финансируется, тем больше мы имеем наркоманов. Та же ситуация по СПИДу. Так вопрос решения данных проблем в деньгах, или в чем-то другом, и в чем тогда?

— Прошлый год стал первым за долгое время, когда график прироста заболеваемости СПИДом в Украине остановился и не пошел вверх. Вместе с тем, мы занимаем первое место в Европе по темпам распространения ВИЧ/СПИДа, каждый день диагноз ВИЧ получают 56 украинцев. Примерно 50% ВИЧ-инфицированных —наркозавимые. Это, пожалуй, самая сложная и трудная для проникновения группа риска, где вместе с ВИЧ-инфекцией распространяются туберкулез и вирусные гепатиты. Думаю, не стоит объяснять насколько это опасно, поскольку туберкулез передается воздушно-капельным путем, а заразиться вирусным гепатитом можно на приеме у стоматолога или мастера по маникюру… Твердо убеждена, что программы лечения ВИЧ/СПИДа, туберкулеза, вирусных гепатитов должны финансироваться на 101%, поскольку это единственный способ остановить эпидемию. И лично я сделаю все, чтобы выбороть деньги на эти статьи расходов.  Туберкулез излечим, вирусные гепатиты излечимы, если вовремя начать лечить ВИЧ-инфекцию, человек останется носителем вируса, но не будет заражать окружающих. По подсчетам Всемирной Организации Охраны Здоровья, при условии, что все страны мира будут финансировать программы противодействия эпидемии ВИЧ/СПИДа на 100%, к 2050 году эта болезнь может исчезнуть так же, как когда-то исчезла бубонная чума.

— Существуют производители лекарственных средств, у которых можно покупать препараты без сумасшедшей накрутки посредников. Мы ведь переплачиваем большие деньги. Тогда почему лекарства не приобретаются непосредственно, у производителя?

— Действительно, цены тендерных закупок значительно выше, чем цены, по которым препараты для терапии ВИЧ-инфекции, туберкулеза и вирусных гепатитов закупают, например, неправительственные организации. Одна из многих причин: иностранные компании не принимают участия в тендерах, поскольку тендерная документация в Украине банально не переводится на английский язык. Кроме того, в Украине существует «Фонд Б. Клинтона», а в мире Консорциум Б. Клинтона, страны-участницы которого закупают медикаменты по более низким ценам. К сожалению, Украина до сих пор не является членом этого Консорциума. Возможно, это осознанное решение МОЗ. Что касается закупки лекарственных препаратов непосредственно у производителя, то, например, медикаменты для лечения гепатита С в Европе выпускают всего два производителя. На мой взгляд, было бы вполне логично обратиться к ним напрямую. Особенно, если учесть, что лечение гепатита С в Украине стоит 120 грн., и 8% населения, инфицированных этим вирусом не получают от государства ни копейки. В Украине нет даже протокола лечения гепатита С. Почему так происходит? Думаю, этот вопрос следует задать не мне, а профильному Министру. 

— Не считаете ли Вы, что сегодня чрезмерная специализация докторов заходит в тупик?

— На самом деле, в Украине острая нехватка узкопрофильных специалистов. Особенно в том, что касается редких заболеваний. У нас жалуются на нехватку оборудования, плохие условия в больницах, грубость докторов… Но на самом деле, несмотря на маленькие зарплаты и далеко не самую блестящую материальную базу, наши врачи имеют очень высокую квалификацию и проявляют к своим пациентам внимание и заботу. На Западе все несколько иначе. Там пациент — неодушевленный предмет.

Donec_6

— Уменьшается население, как результат, происходит сокращение больниц. Людей мало, надо что-то делать, есть ли такой выход, как многофункциональность врачей? Не считаете ли Вы, что сегодня чрезмерная специализация докторов заходит в тупик? Изменится ли зарплата врачей, которые будут исполнять дополнительные функции? Особенно, это касается врачей в посёлках, где в больницах нехватка достаточно квалифицированных специалистов, и необходимого оборудования. Какой выход Вы можете предложить?

— Проблема нехватки врачей на периферии, действительно, стоит очень остро. И ее необходимо решать. Вероятно, если человек, который выучился за государственный счет, так или иначе должен с государством рассчитаться. По-моему, отработать 2-3 года там, где люди остро нуждаются в твоей профессиональной помощи — вариант довольно приемлемый. И если по окончании этого срока, человек хочет остаться в районной или сельской больнице, задача государства поддержать его и помочь, компенсируя не самые высокие зарплаты, отсутствие инфраструктуры, менее комфортные условия труда и т.д. Заграница, на которую у нас принято равняться, живет по принципам рыночной экономики. Там нет бесплатного высшего образования. Чтобы выучиться, людям приходится брать кредит… Что касается, оказания первой помощи, то с этим может справиться даже самый несознательный студент-медик. На мой взгляд, здесь проблема не во врачах, а в людях. К сожалению, для большинства из нас равнодушно пройти мимо человека, который лежит на улице, — стало нормой жизни. И бороться, наверное, нужно, прежде всего, с равнодушием. 

— Что касается прививок. Не будем обсуждать их результативность, на сегодня это достаточно спорный вопрос. Поговорим о статусе и положении в обществе тех людей, которые отказались от прививок, имея на это полное право. Почему ущемляются их права, им не дают возможности нормально устроится в детский сад, школу, в то время, как ВИЧ-инфицированные дети не испытывают подобного ущемления прав. Почему нет инструктивного листа, который бы давал разъяснение о правах людей, отказавшихся от прививок?

— Прививка — это не вопрос выбора. Поскольку прививают в основном от социальных болезней, лечение которых в последствии ложиться на плечи государства. Более того, человек, который отказывается от прививки, создает угрозу не только для себя, но и для окружающих. Другое дело, что МОЗ необходимо в корне пересмотреть саму систему прививок. В Европе, например, прививку от гепатита делают только тем детям, которые имеют наследственную предрасположенность. Детальный пересмотр самой системы, бесспорно, нужен. К сожалению, с ВИЧ-инфицированными детьми все обстоит гораздо хуже, чем вам кажется. В нашей стране до сих пор нет приятия этих детей. Мы только начинаем идти дорогой толерантности… Это будет сложный и болезненный путь, но он единственно правильный, и потому другого у нас нет. Вообще считаю, что медицина – не профессия, а миссия. Я намерена руководствоваться этим общим принципом в собственной работе, и пытаться донести его до коллег по Комитету.

Беседу вела Юлия Гребенюк