ПРИКОНЧИВ КАДДАФИ, ЕВРОПА ПОЖАЛА В АФРИКЕ БУРЮ

Прожаренные солнцем пески Сахары накаляют теперь и политические страсти. Смерть ливийского лидера Муамара Каддафи вывела регион из равновесия, и теперь кочевники-туареги, объединившись с «Аль-Каидой», воюют с правительственными войсками Мали и французским спецназом. Надежды на то, что конфликт удастся погасить быстро, практически нет. Слишком много интересов сошлось в этой горячей точке Африки, слишком призрачны границы между здешними государствами, слишком много денег можно добыть из этих раскаленных песков...

«САМ САТАНА ЯВИЛСЯ К НАМ В ПУСТЫНЮ»

— Белым людям всегда казалось, что жизнь в песках невозможна, — сетовал один мой черный друг, человек набожный и ученый, по пять раз в день простирающийся на земле в сторону Мекки. — А ведь три главные религии — иудаизм, христианство, мусульманство — пришли к человечеству из пустыни. Глас Божий донесся из песков! Быть в пустыне — значит быть под небесным кровом, в доме Господнем. Когда ночью на путника обрушивается небо, пылающее южными звездами, вот тогда к нему приходит уверенность в существовании высшего порядка вещей. Однако там, где Бог, там и враг человеческий не дремлет.

— Сам сатана явился к нам в пустыню Сахара! — драматически восклицает Абдраман Траоре, политик из небольшого малийского города Нено. В своих пышных, сверкающих на солнце одеяниях он похож на громадного африканского идола. — Мы столкнулись с новой формой бандитизма, использующего ислам в своих целях. Дети шайтана, пришедшие к нам из разных стран, прикрываясь именем Аллаха, продают наркотики, похищают людей и ведут сатанинскую пропаганду. Они не сподвижники дьявола. Они и есть дьявол.

ВЕСЕЛО И ШИРОКО МОЖНО ЖИТЬ ДАЖЕ В САХАРЕ

Пустыня Сахара, крупнейшая в мире (треть Африканского континента), всегда поражала человеческое воображение своими размерами и тайными сокровищами, скрытыми под толщей песка. Умом не охватить пустое раскаленное пространство, сравнимое по величине с территорией США и принадлежащее более чем десяти странам — Алжиру, Египту, Ливии, Мавритании, Мали, Марокко, Нигеру, Судану, Тунису, Чаду и Западной Сахаре. Границы в пустыне всегда считались условными. Французские колонизаторы прочертили их просто по линейке, заложив мины будущих конфликтов. А местные племена кочевников (в основном туарегов) до сих пор не признают государственных границ, считая всю пустыню Сахара своей родиной. Да и что это за граница?! Ни тебе пограничных столбов, ни колючей проволоки, ни таможни, ни контроля с воздуха (и откуда у нищих африканских стран авиация?).

kadafi_1

Сахара всегда служила убежищем для людей, мягко говоря, не ладивших с законом и искавших покровительства местных племен. Но то, что пески годятся для хранения и переброски ценностей не хуже банков, предприимчивые люди осознали лишь в конце ХХ века.

— Первая группа международных разбойников, осевших в Сахаре, разбогатела на контрабанде обыкновенных сигарет и кокаина, - говорит лидер партии «Объединение Мали» Трета Бокари. — Пустыня - идеальный путь для контрабандистов в силу незаселенности, полного отсутствия государственного контроля и вообще слабости власти в Африке.

Контрабанда сигарет звучала почти безобидно до тех пор, пока за дело не взялись серьезные ребята из «Аль-Каиды» вроде одноглазого алжирца Мохтара Бельмохтара (глаз ему выбили еще на советско-афганской войне), организовавшего недавний захват иностранных заложников в Алжире. При Мистере Мальборо (так прозвали бывшего «афганца») рынок сигарет в Западной Африке вырос почти до миллиарда долларов! Не зря европейские эксперты твердят, что каждая десятая сигарета, выкуренная в Европе, напрямую спонсирует терроризм и наркомафию. А если к этому прибавить миллиард долларов ежегодного дохода от кокаина, то можно понять, что в Сахаре сидят совсем не бедные люди.

КУДА ЛЕТАЕТ «АВИАКОМПАНИЯ «AIR КОКАИН»?

— Кокаин идет из Латинской Америки морем и разгружается в портах Гвинеи-Бисау, Сьерра-Леоне, Сенегала и Мавритании, — рассказывает вице-спикер парламента Мали господин Сила. — Потом по суше или даже самолетами наркотик перебрасывается в пустыню Мали, а оттуда поступает на север Африки, на Ближний Восток и далее в Европу. А в 2010 году в пустыне даже сел большой грузовой самолет с кокаином, который увяз в песке и не смог взлететь. С него сняли груз, а самолет сожгли. В народе этот воздушный наркотрафик прозвали «авиакомпанией «Air Кокаин».

— Местные кочевники в Сахаре играют роль проводников и крыши, на чем и богатеют, — говорит политик Трета Бокари. — Внутри этих групп по крышеванию есть и туареги, и арабы, и они конкурируют между собой. А раз есть конкуренция, значит, есть необходимость в оружии, которое закупается в огромных количествах на доходы от наркотрафика.

Помимо контрабандистов, в Сахаре закрепилась еще одна бандитская группировка — алжирские салафиты (ваххабиты). В Алжире уже свыше десяти лет идет гражданская война между правительством и радикальными исламистами, жертвами которой стали 180 тысяч человек. Хотя исламистов вроде прижали, но победа оказалась мнимой. Фактически ваххабитов просто выдавили в Сахару, в Мали. Они пришли к нам, а все «рабочие места» уже заняты! Надо было срочно искать свою нишу в преступном бизнесе. И они занялись рэкетом и похищением людей. Политика очень слабого правительства Мали сводилась к тому, что, мол, мы вас терпим при условии, что вы гадите в любом другом месте, но только не здесь. Поэтому алжирцы не брали заложников на территории Мали, а похищали людей в соседних странах и прятали их у нас до получения выкупа. Они же привели в Сахару «Аль-Каиду». Все нынешние руководители «Аль-Каиды» — бывшие «афганцы», которые после окончания советско-афганской войны приехали воевать в Алжир за исламистов. Потом они взяли в жены местных девушек, осели и пустили корни.

«ОДНОЙ РУКОЙ ГРАБЯТ, ДРУГОЙ — ПРИКАРМЛИВАЮТ»

— «Аль-Каида» быстро осознала значимость Сахары как огромного пространства для базы, где можно складировать оружие и воспитывать бойцов, — продолжает Трета Бокари. — Под ее покровительством сюда не так давно прибыла еще одна шайка — из Нигерии, представители беспощадного ваххабитского движения «Боко Харам», у которого руки по локоть в крови христиан. Именно «Боко Харам» взрывает в Нигерии христианские храмы и устраивает теракты на Рождество и Пасху.

— Но почему кочевники-туареги терпят в Сахаре это скопище бандитов? - удивляюсь я.

— Ну, во-первых, часть из них в доле. Во-вторых, хотя исламисты занимаются криминалом, но за счет фантастических доходов они щедро тратятся на благотворительность. Одной рукой они грабят, а другой — прикармливают местное население. В итоге они создали вокруг себя атмосферу сочувствия и симпатии. Другим источником подкупа кочевников служит Катар, главный финансист «Аль-Каиды».

— Но напрямую Катар никогда не удавалось на этом поймать, — замечаю я.

К 2011 году пустыня Сахара превратилась в самое опасное место на земле, где грелся на солнышке настоящий клубок ядовитых змей.

— Да и не поймают, — говорит господин Бокари. — Официальный Катар всегда стоит в сторонке. Мол, мы тут ни при чем. Это все частные благотворительные фонды. А куда они вкладывают деньги, нас не касается. Впрочем, и в других арабских странах действует отлаженная система сбора податей, которая напрямую идет в казну «Аль-Каиды». Сначала это делалось на волне симпатий к тем радикальным движениям, которые являются рупором протеста против экспансии западной христианской цивилизации. Но со временем эти движения, в свою очередь, стали орудием культурной и экономической экспансии ваххабизма.

К 2011 году пустыня Сахара превратилась в самое опасное место на земле, где грелся на солнышке настоящий клубок ядовитых змей. В далекой благополучной Европе было слышно их шипение, а вот укусы пока не чувствовались. Европейцам казалось, что можно совершенно безопасно ввязаться в легкую войну с воздуха за сокровища Африки, за кровь цивилизации, называемую НЕФТЬЮ.

КАДДАФИ СДАЛИ ТЕ, КОМУ ОН БЕСКОНЕЧНО ДОВЕРЯЛ

В пустыне, как известно, либо никого нет, либо уж сразу слишком много народа. И не самого приятного. В 2011 году после убийства легендарного Полковника (именно так, с большой буквы) Муамара Каддафи в Сахаре и впрямь стало тесно. Из Ливии в пустыню Мали прибыли вооруженные до зубов туареги, главные защитники и самые преданные воины Полковника. Те, кто в свое время ушел в Ливию из Мали, спасаясь от жестокой засухи. Те, кого диктатор приютил, взял на службу, осыпал щедрыми милостями и кому неизменно покровительствовал почти сорок лет. О благородстве и храбрости туарегов, об их преданности Каддафи слагали сказки. Ведь именно они спасли от расправы сыновей Полковника и его жену Сафию, именно у них рожала прямо в пустыне его дочь Аиша.

Однако спустя несколько недель по Африке поползли ужасные слухи. О великом предательстве и измене. Каддафи был спорной, но блистательной, почти мифической личностью. Его ненавидели, его обожали, на него возлагали надежды. Но даже тех, кто осуждал его за непоследовательность, за лисью хитрость и страсть к сложным двусмысленным играм, даже недоброжелателей потрясла страшная расправа над Полковником, вознесшая его в ранг мучеников. Он был истинным сыном Африки, плотью от ее плоти. Африка имела право знать: кто же предал Каддафи?

— Малийские туареги составляли элитные части армии Каддафи, и он им бесконечно доверял, - говорит Трета Бокари. — Президент Франции Саркози заключил с ними сделку. У него полным ходом шла предвыборная кампания, и ему позарез был необходим быстрый успех в «войне за демократию» в Ливии, а главным козырем он считал возможное освобождение шести французских заложников, которых держат в пустыне Сахара исламисты. В чем суть сделки? Саркози добился того, чтобы туареги отказались от Каддафи, а взамен он обеспечил им безопасный коридор из Ливии через Нигер в Мали и разрешил им выйти с полным вооружением, не только со своим, но и с захваченным на бесхозных складах Каддафи. Дезертиры туареги, можно сказать, вышли из Ливии «с развернутыми знаменами» и своим предательством обеспечили натовцам легкую победу над Полковником. В придачу французы пообещали туарегам поддержку в создании независимого светского государства Азавад на территории Мали. Вся верхушка туарегского «Национального движения за освобождение Азавада» (НДОА) уже сидела и интриговала в Париже. Саркози было глубоко плевать, что создание «независимого туарегского государства» означает кровавый развал Африки и крах ее и без того хрупких искусственных границ. Ему нужна была победа на выборах. Но туареги не захотели, а скорее всего, не смогли договориться с «Аль-Каидой» об освобождении драгоценных французских заложников.

«ПОЛКОВНИК МЕЧТАЛ О СОЗДАНИИ ОБЪЕДИНЕННОЙ АФРИКИ ПО ПРИМЕРУ ЕС»

— С гибелью Каддафи зашатался весь Африканский континент, —говорит малийский аналитик Салиф Сидибе. — Почему же Запад решил убрать Полковника? Да, его терпели десятилетиями, но никогда не любили. Он раздражал своими идеями деколонизации Африки. Он первый предложил запустить в космос африканский спутник, создал фонд и вложил в него сразу триста миллионов долларов. Раньше все звонки во франкоязычных африканских странах шли через Париж, и им приходилось платить за аренду спутника 500 миллионов евро в год. А благодаря Каддафи у Африки появился свой спутник. Да не один! Каддафи также первым начал осваивать колоссальные запасы пресной воды, скрытые под песками Сахары. Он мечтал о создании объединенной Африки по примеру Евросоюза и о единой независимой африканской валюте. Все это затрагивало интересы крупного капитала. Но самое главное - Каддафи мешал «арабской весне». Я думаю, вся «арабская весна» в целом - это процесс переориентации западной политики в странах третьего мира. Продолжать держать регион силой невозможно. В арабском мире накопилось много обид, особенно из-за палестино-израильского конфликта. Западу надо было выпустить пар. Но как это сделать, чтобы самих не обожгло? Пар надо выпустить против арабских же руководителей, которые всегда умирали у власти, но никогда не уходили.

И после убийства Полковника Африка закипела.

Дарья Асламова