ШПИОНАЖ ПОНЕВОЛЕ

Эта поучительная история началась с заманчивого делового предложения Посла Палестины в Украине Мохаммеда Аль-Асаада, присоединиться к группе украинских журналистов, готовящихся к поездке в Палестину с 28 марта по 1 апреля 2012 г. Цель, со слов посла — эксклюзивная встреча украинских СМИ с высокопоставленными чиновниками автономии. Первоначально были предложены встречи с президентом автономии Махмудом Аббасом, Премьер-министром и Министром иностранных дел. Это меня и заинтересовало, как корреспондента, освещающего темы внешней политики. В качестве бонуса — интервью с патриархом Иерусалима и Всея Палестины Феофилом III. 

Я дала свое согласие и сдала копию загранпаспорта. Но за день до пресс-тура, посол объявил всем журналистам, что Аббаса и Министра иностранных дел во время нашего визита в Палестине не будет, ввиду их присутствия на саммите Лиги арабских государств. Странно, что представители палестинской власти узнают о предстоящих встречах на высшем уровне едва ли не со дня на день…  Но посол уверил: встречи с патриархом и Премьером автономии обязательно состоятся, что и было зафиксировано в программе визита делегации журналистов, выданной каждому на руки. Во время общей встречи в посольстве, у журналиста НТУ возник вопрос по поводу провоза телевизионной техники через таможню  Тель-Авива. На что посол Палестины порекомендовал обратиться в посольство Израиля в Украине, так как он может обеспечить нам передвижение лишь по палестинским территориям.

Делегация украинских журналистов в составе 5 человек (НТУ, радио «Эра», газета «Сегодня», журнал «Weekly.ua») вылетала рейсом Киев-Тель-Авив, 28 марта 2012 г. После прохождения контроля в аэропорту, уже перед посадкой, корреспондент НТУ рассказала всем о своем разговоре с представительницей израильского посольства, которая просила передать, чтобы мы под любым предолгом отказались от поездки, ввиду ее небезопасности именно в передпасхальные дни. Посовещавшись, решили: возможно, представители израильской стороны нас просто запугивают и по-отношению к послу Палестины, наш отказ лететь выглядел бы не этично. 

Прибыв в аэропорт Бен-Гурион, в ответ на вопрос о цели нашей поездки, мы все отвечали, помня напутствие в палестинском посольстве, что приехали снимать святые места Израиля в преддверии Пасхи. Вопрос, зачем журналистам врать в аэропорту о целях поездки, к сожалению, пришел в голову не сразу. Благополучно пройдя контроль, за исключением журналистки газеты «Сегодня», нас встретил палестинец и отвез в Рамаллу, в гостиницу.

2 copy

29 марта все шло по графику: посмотрели Рамаллу, Наблус. 30 марта направились Иерусалим. Цель — встреча с патриархом Феофилом III. За нами пришла машина с израильскими номерами и сопровождающим Михсеном Гоше — советником министра ПА по вопросам разделительной стены. Патриарх нас встретил в своей резиденции. Узнав, что перед ним журналисты, а не паломники, ответил, что не будет давать никаких интервью, так как его об этом не уведомили заранее…  НТУ долго его уговаривало, чтобы он хоть что-то сказал на камеру. Не верить патриарху, нет причин. Но, как палестинское посольство объяснит странное неведение патриарха? Потому что ради интервью с ним, мы и оказались в Иерусалиме 30 марта – в самый небезопасный день. Хотя, визит в Иерусалим можно было назначить, к примеру, на 28 или 31 марта: не обязательно в День земли, когда там происходят массовые беспорядки. Но, видимо, у посла Палестины были свои соображения на этот счет. 

После, украинские журналисты с сопровождающим и водителем, погуляв по Старому городу, вышли из Дамасских (Шхемских) ворот, возле гостиницы «Golden Walls». В этот день на улицах города стояли усиленные посты, но все было более-менее спокойно. Вдруг, группа палестинцев стала выкрикивать какие-то лозунги и бросать камни в стоящих израильских правоохранителей. Израильтяне тут же ответили резиновыми пулями и дымовыми шашками. Когда началась суматоха, мы бросились врассыпную, и я оказалась на другой стороне улицы. Когда дым рассеялся и все стихло, наш сопровождающий позвал меня, и я стала перебегать улицу. На половине своего маршрута услышала опять стрельбу и почувствовала сильнейший удар в ногу. Добравшись на другую сторону улицы, медики сделали мне перевязку. Не могу указать, кто именно из израильских солдат выпустил пулю по мне. Но, вообще-то, на представительницу арабской национальности я ничуть не похожа. Поэтому, израильтянам не мешало бы смотреть, по ком стрелять.

Так как я могла все же сама идти, мы сразу уехали в Рамаллу. Послу Мохаммеду Аль-Асааду доложили об инциденте. Его эйфорический тон и странно-радостный комментарий по поводу происшедшего, немного обескуражил… Я попросила русскоязычного врача, и посол сказал, что в гостинице меня уже ожидает 2 врача. 

_2 copy

От Иерусалима до Рамаллы всего 14 км, но мы одолевали это расстояние более 2 часов, попутно надышавшись еще и слезоточивого газа. Беспорядки были не только в Иерусалиме. Но меня поразило, когда вместо того, чтобы скорее везти пострадавшую в гостиницу, около КПП «Каландия» наш сопровождающий предложил телевизионщикам снять еще одно столкновение палестинцев и израильской полиции. Зачем? Неужели истории со мной было мало? В машине остались я с травмированной ногой, журналист радио «Эра» и водитель, который вскоре молча встал и ушел смотреть стычку, оставив нас самих в машине посреди всего этого хаоса. 

Прибыв, наконец, в гостиницу, я там не обнаружила ни одного врача. Мне объяснили, что сегодня пятница – выходной день и много раненых, поэтому все врачи в клинике. Но везти пострадавшую сразу к врачу никто не собирался. Как мне заявили сопровождающие: нас уже ждал министр разделительной стены. В итоге, пришлось повысить тон и сказать, что сначала врач, а потом — министры. 

В палестинской клинике врач осматривал меня в одежде…  Понятно, что на приеме у врача принято снимать, как минимум, верхнюю одежду. Но, видимо, в Палестине это правило не действует. Место травмы врач тоже осматривал через одежду, точнее, через мои темные капроновые колготки. Что там можно было увидеть? Наверное, это специфика палестинского медобслуживания или такое «внимание» лишь по отношению к женщинам? Хорошо, что палестинская сторона хоть оплатила прием врача и медпрепараты, выписанные мне. 

В этот же день мы попали на встречу к Игорю Турчину — представителю Украины в Палестине. Как оказалось, он знал о визите украинских журналистов в Палестину, так как, по словам сопровождающего в Рамалле Насера Джагуба (советника министра сельского хозяйства), неоднократно звонил и просил о встрече с нами. Более того, в интервью И.Турчин сказал, что знал и о нашем визите в Иерусалим 30 марта. После интервью, заметив, что я тяжело встаю и немного прихрамываю,Турчин поинтересовался причиной. Я ответила, но крайне удивилась, что после случившегося прошло почти полдня, а представитель украинских интересов в Палестине не ведает о судьбе всего 5 журналистов с Украины. Никаких других вопросов и предложений помощи от него не последовало. Больше мы не виделись. Как позже выяснилось, представитель интересов Украины в Палестине И.Турчин даже не удосужился доложить в наш МИД о происшествии с украинскими журналистами в Иерусалиме. Это ярко демонстрирует, насколько украинские граждане, попавшие в неприятности за границей интересны собственному государству. Печально, но факт.  

31 марта журналисты должны были переезжать в Вифлеем, на встречу с Премьером Палестины. В назначенное время все собрались с вещами около гостиницы. Но за нами никто не приезжал и никто не звонил. Складывалось впечатление, что после событий в Иерусалиме наша группа уже не интересна посольству Палестины: задачу максимум не только выполнили, а даже перевыполнили. Мы решили позвонить нашему сопровождающему по Рамалле Н.Джагубу. О переезде в Вифлеем он ничего не знал, но пообещал выяснить детали. В итоге, машина за нами пришла через час. Сопровождающего не было: лишь молодой водитель, говорящий, исключительно, по-арабски. Естественно, на встречу с Премьером мы опоздали. Приехали спустя час в какую-то деревню возле Вифлеема и увидели лишь «хвост» военизированного кортежа Премьера, который пронесся мимо нас на огромной скорости. «Место встречи» было непонятным: на холме стояла группа палестинцев с национальными флагами и что-то усердно скандировала в присутствии Премьера. Как в таком шуме и гаме можно брать интервью? Наверное, это неясно только украинским журналистам. Дальнейшая программа уже не соответствовала графику. 

_1 copy

В день отъезда, 1 апреля, у журналистов была назначена встреча в информационном агентстве Маан. Но в назначенное время за нами опять никто не приехал. Немного подождав, мы решили пойти в город и оставили записку на ресепшене отеля, что вернемся в 12.30 и хотим выехать в аэропорт в 13.30, так как регистрация на рейс начиналась в 16.00. Возвратившись, узнали, что нас никто не искал, и стали сами звонить нашему вчерашнему экскурсоводу. В результате, в отель позвонил из Киева помощник посла Палестины господин Бишер. Мы объяснили ему ситуацию. Вскоре за нами пришли из агентства Маан, но журналисты отказались идти на встречу, которая должна была состояться еще в 11 утра. Уже нужно было ехать в Тель-Авив. В ответ последовал звонок господина Бишера, который в телефонном разговоре с журналисткой газеты «Сегодня» заявил: если мы не пойдем в агентство, он не пришлет за нами машину в аэропорт, ибо он оплачивает транспорт. Взяв телефонную трубку у коллеги, я спросила: «Кто в праве выставлять ультиматумы — я с травмированной ногой или палестинское посольство?»  К всеобщему удивлению, машина была на месте в 13.30. 

Водитель довез нас до Бен-Гуриона и предупредил: в аэропорту мы должны говорить, что следуем из Иерусалима и не упоминать о Палестине, во избежание проблем. Естественно, проблем никому не хотелось. Когда же нас всех отправили на личный досмотр багажа, взяв перед этим словесное подтверждение, что в чемоданах лишь наши личные вещи, пришлось задуматься: что будет, если найдут папку Министерства разделительной стены Палестины (с компроматом на израильтян) и подробную карту аннексии палестинских земель? Их нам дали на встрече с министром разделительной стены Палестины. Каким образом официальная папка могла попасть к украинским журналистам, если они дальше Иерусалима не ездили? При всем красноречии, вариантов на этот вопрос не находилось. Возможно, господин Посол дал бы дельный совет, но рядом с нами никого не было. Слава Богу, все обошлось. Но вопросы остаются: почему официальной делегации украинских журналистов приходилось врать в израильском аэропорту? Или поездка не была официальной? Тогда, в каком качестве мы ездилив Палестину? 

В Борисполе нас встретил посол Палестины и всех развезли на дипломатических машинах по домам. Это вся помощь, которая была оказана мне, как пострадавшей, со стороны палестинского посольства. На следующий день оказалось, что посольство, как организатор поездки, не удосужилось даже оформить на нас медстраховку и не сказало нам об этом вовремя. Это притом, что Палестина — не курорт, а потенциально небезопасная зона. Посол этого не знал? Почему не оформили медстраховку, ведь она стоит копейки?

Вот уж лето подошло к концу, а реакция посольства Палестины остается на том же уровне. 

Не сразу решила написать свою историю, так как по приезде только и занимаюсь визитами к врачам. Кстати, когда украинские врачи увидели привезенный мною палестинский рентген-снимок, их удивлению не было предела: «Этот рентген-аппарат, наверное, как завезли в 60-х гг. прошлого века из СССР, так они до сих пор его и не меняли». А также наши врачи добавили: «Девушка, Вы родились в рубашке! Если бы пуля попала на 2 см ближе к центру подколенной области, она повредила бы важную подколенную артерию. В таких случаях: либо срочная операция во главе с сосудистым хирургом либо ампутация половины ноги…»    

Уверена, мой «горький» опыт пригодится и журналистам, и обычным гражданам Украины. Я благодарна своим коллегам, которые обратились в МИД Украины за комментариями по поводу случившегося. Увы, МИД узнал об этом лишь после шумихи в отечественных и некоторых зарубежных СМИ.  Представители МИД через некоторое время связались со мной, затем сделали запросы в посольство Украины в Израиле, так как инцидент произошел в Иерусалиме и в посольство Израиля в Украине. Но в данных представительствах ничего не знали, так как пресс-тур устраивал посол Палестины в Украине, в тайне от всех. В МИД мне сказали, что не будут давать ход делу, так как не видят перспектив этого разбирательства. Опять Украина получила пощечину на международной арене. И от кого? От непризнанного пока государства Палестина…  Выходит, что любое посольство вправе нелегально вывезти наших граждан, журналистов в том числе, не ставя при этом в известность МИД Украины. О каком уважении мирового сообщества к украинцам можно говорить, если даже родной МИД смотрит на происходящее сквозь пальцы!    Посольству Палестины можно лишь поаплодировать! Сумели «подставить» всех: группу украинских журналистов и государство Израиль, которое косвенно причастно к произошедшему, так как в меня стреляли израильские солдаты. Думаю, посол Палестины Мохаммед Аль-Асаад, доволен результатами. Поездка удалась! Но, вряд ли ее результаты помогут в мирном разрешении палестинско-израильского конфликта и укреплении международных отношений с Украиной. «Загребать жар чужими руками» — не всегда хорошо.

Татьяна Омельченко
Фото — Александр Войтенко