Минное поле

ПРОТИВОПЕХОТНЫЕ МИНЫ.
НАЧАЛО.

Ещё 20 лет назад никто не расценивал многомиллионные запасы ППМ (противопехотные мины) во всем мире, как катастрофу. Тысячи мирных жителей, среди которых много детей, периодически на них подрывались, но поскольку, в большинстве своём, всё это происходило в слаборазвитых странах на окраине мира, протест высказывали лишь отдельные неправительственные организации, у которых и так хватало забот по организации помощи пострадавшим от подрывов.

И вдруг, ситуация начала меняться. Кампании за запрещение ППМ потребовались всего несколько лет, чтобы из хобби немногих энтузиастов превратиться в движение, авторитет которого признан во всем цивилизованном мире. Некоторые источники приписывают старт компании американским ветеранам-инвалидам Вьетнама. Иные утверждают, что удачно совпало время и место. Имеется ввиду тот факт, что в 1981 году, все страны—члены ООН подписали Конвенцию о негуманном оружии. Грамотная организация всего процесса налицо, ведь после подписания Конвенции о «негуманном» оружии правительства, еще во времена холодной войны признавшие необходимость борьбы с ППМ, уже не могли без ущерба для репутации отказаться от своих слов.

В результате ветераны фактически не встретили сопротивления со стороны государственных институтов. А институты общественные даже помогли им. Успешное развитие было предрешено в ходе второго этапа кампании, главная роль в котором была отведена средствам массовой информации. Посредством рекламной кампании предполагалось решить две задачи: во-первых, шокировать благополучную западную публику масштабами гуманитарной катастрофы; во-вторых, не дать потрясенной общественности задуматься о реальном масштабе финансовых затрат, вызванных отказом от минных полей. И обе цели были достигнуты. Западная аудитория была шокирована репортажами о безногих детях и прогрессирующей статистикой увечий от действий ППМ. Никто из европейцев не задумался, что противопехотная кампания не ограничится разминированием полей в Анголе, Камбодже и прочих странах, имеющих основания требовать и получать финансовую помощь Запада. Информация же о реальных затратах на ликвидацию мин в странах Европы или о надобности разработки иных , более дорогих систем защиты от несанкционированного проникновения, всячески замалчивалась. В противном случае, поддержка запрета на использование мин однозначно не была бы столь единодушной.

Рекламная кампания обернулась Победой. Информация сделала своё дело. О вреде, причиняемом ППМ, узнали в каждой европейской семье. Словосочетание «противопехотная мина» для европейцев стало ассоциироваться с такими печально известными понятиями, как голодомор или фашизм. Тут-то и началась третья, заключительная и самая главная, стадия кампании — давление на власти и производителей. Международная кампания за запрещение ППМ перешла от рядового участия к организации крупных международных конференций и прочих мероприятий. Оттавский договор или Конвенция о запрете противопехотных мин - договор о запрещении применения, накопления запасов, производства и передачи противопехотных мин, а также об их уничтожении был подписан.

 6

ВСЕМИРНАЯ ЦЕЛЬ.
ПОИСК ЗАИНТЕРЕСОВАННЫХ

Конвенция о запрете ППМ, вступившая в силу 1 марта 1999 года, казалось бы, решила исход дела. 159 стран, на сегодняшний день подписавших договор, обязуются уничтожить запасы мин на своей территории не позднее четырёхлетнего срока с момента подписания договора. Мощная пропагандистская кампания создала нужную атмосферу для этого.Однако, события, последствовавшие за подписанием Конвенции, заставляют взглянуть на неё с другой стороны. И, в последствие, задать вопрос: а какие же цели на самом деле преследовала кампания за запрещение ППМ и кому выгодно подписание этого договора?

Слышали ли вы о скандале вокруг немецких фирм, по сей день производящих мины?

Разве что, в Интернете почитать можно. Да и то, если кликнуть ссылку на немецкую статью о якобы скандале на Западе. Открывшееся окно скажет вам, что такой страницы не существует. А все потому, что скандала не было. Производство противотранспортных (AV) мин ( так теперь расширенно называют противотанковую мину) не противоречит условия Конвенции. Эти мины благополучно производят и продают, несмотря на то, что их вполне можно использовать в качестве противопехотного оружия. Современные противотанковые мины, производимые в Германии, оборудованы вторичным спусковым механизмом, называемым устройством неизвлекаемости(Anti-handling). Такая мина взорвётся, если попытаться её нейтрализовать, и неважно, кто будет находиться рядом, сапёр или школьная команда по футболу – погибнут все. Тем не менее, вторичные спусковые механизмы срабатывания разрешены Конвенцией. Почему? Неужели маркетинг коммерческих организаций опережает силу международной гуманитарной политики? Или они движутся рука об руку? Может поэтому Канада решила оставить у себя на вооружении американскую 100% противопехотную мину М18А1 «Сlaymore» направленного действия, назвав её «системой защиты области .»

Небольшой ринейминг – и мина уже не попадает под терминологию Оттавской конвенции, а значит может использоваться.

Вроде бы и нелепость, но юридически не подкопаешься. А значит, можно расширять ареал потенциальных покупателей. Завоевал рынок – поднимай цены! А что может быть лучше в борьбе с конкурентами, чем заставить их самих отказаться от производства?

Немецкие производители теперь создают новое поколение противотранспортных мин с так называемыми устройствами неизвлекаемости и «интеллектуальными» триггерными системами.

Все возможности современных электронных датчиков доступны: акустические, оптические и теплочувствительные датчики цели, которые могут не только уничтожить транспортные средства, но могут также не допускать любое приближение или прикосновения и безопасное разминирование. При этом военные лобисты легко проталкивают свои программы, позволяя немецким фирмам в дальнейшем, беспрепятственно продавать мины по всему миру. Только цена у таких «умных игрушек» будет куда более высокой.

Немецкие образцы уже вовсю демонстрируются на показах оружия, поэтому вряд ли кто сможет поручиться, сколько пройдёт времени, прежде чем они начнут взрываться и уносить жизни в странах третьего мира. Уносить за деньги, ведь сначала военно-промышленный комплекс заработает на том, что калечит и убивает людей, а потом развитые страны продолжат заработок тем, что будут помогать проводить высокотехнологичное, а стало быть, недешёвое разминирование.

ЦИФРОВОЙ ПРОТИВО-ПЕХОТНЫЙ РЫНОК (СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ)

В перспективе минное поле будет представлять собой некое подобие разумного существа, способное определять направление и тип цели, приводить себя в состояние боеготовности и отключаться, а также применять свои собственные средства радиоэлектронной блокировки при проведении противоминных операций. Подрыв заряда мины уже не будет осуществляться только от давления (при наезде или под ногой). Все это согласуется с концепцией «современного минного поля» (Advanced Intelligent Minefield-IMF), реализуемой Сухопутными Войсками (СВ) США как части общей системы «современного поля боя», где в реальном масштабе времени непрерывно происходит прием, обработка и передача информации в цифровом виде.

Появление на поле боя оснащенных боевыми средствами вертолетов ведет к изменению приоритетов, сокращается количество танков и, как следствие, мин, применяемых против бронетехники. Следует ожидать усиления роли противовертолетных средств. По существующим оценкам в ближайшие 10 лет может быть произведено около 1 млн. противовертолетных мин: 300 тыс. - в США, 300 тыс. - в Европе и свыше 300 тыс. мин - в остальных регионах. Потенциальный долгосрочный рынок в этой области огромен.
Мины и средства их доставки уже не могут рассматриваться отдельно друг от друга.

В перспективе доставка и установка мин будут осуществляться, скорее всего, по воздуху, поскольку современным требованиям быстротечных боевых действий не соответствует не только установка мин вручную, но и механизированная и даже с использованием средств минирования, размещаемых на бронетехнике, хотя в последних уже просматриваются черты систем будущего.

Продолжающиеся исследования в этой области и разработка планов применения мин способствуют существенному укреплению национальной обороны. Потерять или даже ослабить эту возможность из-за политической неприемлемости некоторых категорий мин было бы катастрофой для многих стран.
Очевидно, что при определенной способности видеть перспективу и без особо сложных технических решений это направление может быть укреплено, повышена его эффективность, и инженерные мины останутся вполне приемлемым боевым средством в современных условиях.

Бывший лидер Ливии покойный Муаммар Каддафи так высказывался о минах: - «Сильные государства не нуждаются в том, чтобы защищать себя с помощью мин. Мины – это средство самозащиты слабых стран. Сильные, которые не обременяют себя обязательством не вторгаться на чужую территорию и не уничтожать другие народы с помощью смертоносных стратегических вооружений, не задумались о том, в каком положении окажутся слабые, которые лишены наступательных вооружений. Все, что у них есть, это оборонительные вооружения, и последними среди них в очереди на применение стоят мины».

Противопехотные мины всегда были оружием защиты. И высокие технологии развитых стран инициируются не, потому что те хотят мира во всём мире, а исходя из такой же высокотехнологичной захватнической политики и дипломатии. «Оружие бедных», как прозвали ППМ, искореняют, как помеху и делают это весьма уверенно. Тактика «всемирного разоружения» от мин на том и основывается. Захватить и поработить страну можно только, установив на её территории свой порядок и флаг, который должен физически установить только солдат-захватчик, а помешать этому могут только оторванные у него ноги. Защищающийся понимает опасность такого способа борьбы с интервентом, ведь мины, установленные на своей территории, могут принести вред и своим гражданам, но, зачастую, риски их применения намного меньше проблем, следующих в случае отказа от такой тактики. Мир уже поменялся. Высокие технологии продолжат доминировать, но у народов третьих стран накопилось достаточно знаний, полученных от всевозможных военных специалистов из великих держав, в прошлом бывших союзниками. Поэтому на каждую «умную мину» всегда найдётся простая, но действенная противопехотная мина, сделанная из пластмассовой бутылки и напичканная шрапнелью.

Европейские страны, производящие высокотехнологичные мины, уверен, задумываются, что вполне возможно, продают дорогой товар потенциальным врагам. Оттавская конвенция о запрещении производства, применения и передачи противопехотных мин во многом строилась на неизбирательном действии мин. При этом, такие виды атак, как ковровое бомбометание не критикуются и поныне. Но если мины наносят чрезмерные повреждения не избирательно, кто сказал, что политика маркетинга будет действовать также?

Наш корреспондент связался с представительством НАТО в Украине и проконсультировался по минному вопросу. Представитель NAMSA (Агентство НАТО по материально-техническому обеспечению), проектный инспектор Василий Литвинчук поделился информацией касательно состояния дел по утилизации ППМ в Украине. Со ссылкой на НАТО ситуация в Украине разворачивается следующим образом:

Первым проектом NAMSA на территории Украины был проект по уничтожению 400 000 противопехотных мин ПМН и ПМН-2 Исполнителем работ был выбран Донецкий химический завод. Мины доставили к месту проведения утилизации с 19 различных складов и арсеналов. Работы по реализации этого проекта велись с июля 2002 по май 2003 года, лидирующей нацией в этом проекте выступала Канада. Другими странами, которые участвовали в финансировании, были Венгрия, Польша и Нидерланды.

В рамках реализации второго этапа проекта Трастового фонда NAТО в Украине предусмотрено уничтожение 3000000 противопехотных мин (типа ПФМ-1 и ПФМ-1С). Исполнителем работ выбран Павлогорадский химический завод, который на основании Указа Президента Украины был определен единым исполнителем данных работ, разработал технологию утилизации мин ПФМ-1 а также смонтировал установку Инсинератор для сжигания (уничтожения) этих мин. В 2011 году на финансовые средства гуманитарной помощи Правительства Королевства Норвегия (1 000 000 долларов США) было приобретено специальное оборудование и проведены работы по оснастке термической печи системами дожига продуктов горения и детонации, утилизации тепла и очищению выбросов, которые образуются в результате сжигания мин ПФМ-1. В результате модернизации термической печи Павлогорадского химического завода существует возможность уничтожать порядка 100 000 мин ежемесячно с соблюдением всех экологических норм Евросоюза по выбросам вредных веществ. Работа Инсинератора была продемонстрирована при вводе ее в эксплуатацию в августе 2011 года путем уничтожения боевых мин. Украиной 13 января 2012 года было ратифицировано имплементационное соглашение между Кабинетом Министров Украины и Организацией НАТО по материально-техническому обеспечению и обслуживанию; об утилизации стрелкового вооружения, легких вооружений, обычных боеприпасов и противопехотных мин типа ПФМ-1. На данный момент ведётся активный переговорный процесс о привлечении финансирования со стороны Евросоюза.

Алексей Югов