К ПРОЦВЕТАНИЮ ЧЕРЕЗ СВОБОДУ

О мировом экономическом кризисе, о его неизбежных последствиях для Украины говорят и экономисты, и политики. Прогнозы в основном мрачные, и для оптимизма казалось бы, нет причин.

Но есть и другая позиция.
Ее можно назвать углубленно-философской, хотя ее идеолог и активный  пропагандист — не отшельник из бочки, а политик и бизнесмен, известность которого выходит далеко за рамки  политических и деловых кругов.

Этот человек — Александр Ржавский, президент общественной организации депутатов Верховной Рады Украины — Депутатского клуба «Парламент». Он без тени сомнения считает, что простые, на первый взгляд, но по сути серьезные и радикальные шаги, способны не только спасти Украину от пропасти,но и поднять уровень экономики и жизни страны на недосягаемую ранее высоту, ввести ее в список самых развитых стран мира.

Свою позицию Александр Ржавский отстаивает пылко и убежденно. Поэтому в наводящих вопросах надобности не возникает. Можно воспринимать изложенное ниже как монолог, можно — как программную речь. Одноважно: для того, чтобы принять или не принять точку зрения, нужно услышать ееиз первых уст.

 «КРИЗИС, ПРЕЖДЕ ВСЕГО, В ГОЛОВАХ»

 — Давайте для начала разберемся, что такое кризис, о каком кризисе мы говорим. Кризисы бывают разные: финансовый кризис, кризис перепроизводства, кризис потребления… Вся кризисная линейка, сколько бы о ней ни говорили, по сути своей, отражает лишь часть проблемы. А основная проблема — кризис мировоззренческий.

Когда олигарх в результате каких-то экономических проблем из 100 миллионов долларов теряет 50 миллионов — можно ли говорить о кризисе? Да, это ощутимая потеря. Но дает ли эта потеря повод олигарху лезть в петлю или прыгать из окна небоскреба? Вряд ли, поскольку при наличии оставшихся  50 миллионов уровень жизни у него не снизится.

Да, он не купит себе еще один бриллиант или новую яхту. Но эти предметы не являются предметами первичного потребления — это не хлеб. Эти предметы — дань привычкам, дань моде, дань статусу, к реальным потребностям не имеющие никакого отношения.

Так что в этом случае мы не можем говорить и о кризисе потребления.

AN_8248

Другой случай. Есть работник, у него есть некий доход, который обеспечивает ему физическое выживание. Например, 1000 гривень. В результате тех же экономических потрясений его доход уменьшился до 500 гривень. Это кризис? Да, это кризис! Ибо речь идет не об отказе от покупки новой яхты, а о самой возможности физически выжить.

Проблема состоит в том, что в нынешней экономической системе  все взаимосвязано. Если олигарх потеряет 50 миллионов, рабочий обязательно потеряет свои 500 гривень. Но то, что для олигарха неприятно, для рабочего смертельно. А мировоззренческий кризис заключается в том, что как гласит народная мудрость, «сытый голодного не разумеет». Олигарх может громко кричать и жаловаться на потерю 50 миллионов, но для простого человека потери олигарха ничего не значат, он не видит связи между состоянием олигарха и своим уровнем жизни.

Первоосновы кризиса — в отсутствии духовных порогов и духовных ориентиров в человеке, и соответственно — в обществе.  В результате нет общественного договора, нет общественных норм, которые бы строго предписывали: какой бы ни была глубина кризисного падения, каждому человеку должен быть обеспечен прожиточный минимум. Кризисы неизбежны, но последствия экономических потрясений для простого человека должны быть минимальны. Сейчас же происходит наоборот — обирая простых людей, собирая «с миру по нитке», крупные игроки восполняют свои миллионные потери.

О каких игроках мы говорим? Прежде всего, это банки и другие подобные финансовые учреждения. Это юридические структуры, это консалтинговые компании, рейтинговые агентства. У этих структур полный симбиоз с законодательной и исполнительной властью. Они сами создают правила игры, в которой им в любом случае обеспечен выигрыш. Проигрывают все остальные, те, кто в установлении правил игры никак не участвует.

Банки выдают кредиты и живут благодаря кредитному проценту, никоим образом не участвуя в реальном производственном секторе. На сегодня доля банковского капитала в валовом доходе такой страны как США,  превышает 50%. То есть 50% прибыли реальных производителей идет в доход банков. Из финансового посредника, обслуживающего бизнес, банки превратились в структуры, диктующие бизнесу свои условия. Так долго продолжаться не может. Эта ситуация может привести к тому, что реальный производитель будет оценивать стоимость своего продукта исключительно со стоимостью другого продукта, который ему необходимо приобрести. То есть результатом может быть поголовная бартеризация или выпуск так называемых «суррогатных денег», которые можно будет назвать справедливым эквивалентом.
Это называется «ресурсной экономикой», когда реальную стоимость имеет только реальный товар, а деньги как таковые обесцениваются. Параллельно обесцениваются вещи, не имеющие реальной потребительской ценности — например, бриллианты (в отличие от алмазного резца). История ведь знает примеры, когда в голодные времена драгоценности или произведения искусств менялись на мешок сухарей. 

Проблема состоит в том, что те, кто вводит мнимые «ценности» в моду, занимается конвертацией реальных ценностей в нереальные, заставляя людей жить по своим правилам и законам,  по сути, являются, мягко говоря, основной проблемой человечества. Превалирование мировоззрения узкой группы людей, противопоставляющих себя человечеству, и порождает мировоззренческий кризис.

Есть такое ироническое выражение «Когда богатые плачут, бедные умирают». В любом случае, бедные плачут чаще — у них для этого поводов намного больше.

УКРАИНА: КВАЗИЭКОНОМИКА ОТ КВАЗИПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ

— Правила  функционирования экономики выработаны  той же узкой группой мировых манипуляторов.  Соответственно, экономика Украины не может быть оторвана от экономики общемировой. Лишь в немногих странах делались и делаются попытки развивать свою экономику независимо от мировых тенденций. Когда-то такие попытки делались и в СССР, где богато жили немногие, но и от голода никто не умирал.  Но поскольку как нам теперь понятно, потребительское сознание граждан СССР в корне изменено не было, благие намерения намерениями и остались. Люди не хотели строить непонятно что, люди хотели лучше жить — здесь и сейчас. С другой стороны, оказалось, что идея всеобщего равенства, без личной свободы, без реальных (не декларируемых) основополагающих прав человека не работает.

Одна из причин мировоззренческого кризиса — это борьба. Борьба за территорию, за ресурсы, за что угодно. Эта борьба есть нарушение тех самых 10 заповедей, причем она началась задолго до их обретения, и продолжается сейчас. Вся история человечества — это история вселенской несправедливости. Но сегодня мир переходит в новую фазу.  Человечество обучается, количество накопленных знаний начинает переходить в качество. Растет понимание, а вместе с ним и сопротивление устоявшимся навязанным приоритетам. Сегодня время работает на человечество: эфемерность статуса и успеха в общепринятом смысле слова становится заметной все большему числу людей.

Украина — не исключение. Здесь тоже вовсю присутствуют и разгораются мировоззренческие скандалы. Одно только противостояние «Восток-Запад» чего стоит! Или «Коммунисты-националисты»... Если у тебя не все благополучно, если есть проблемы, всегда возникает вопрос: «Кто виноват»?  И мы находим виноватых. Точнее, нам их находят. Это все та же борьба, в которую нас втягивают. Когда мы увлечены борьбой, мы меньше задумываемся о том, как мы живем. Поиском врага подменяется  поиск ответов на многие вопросы. Почему мы так плохо живем? Потому, подсказывают нам,  что наши враги: бандеровцы, коммуняки, русские, евреи, и так далее — мешают нам нормально жить! Создается острый конфликт, который отвлекает внимание от реальных причин. А в реальности никто не помнит первопричин этого конфликта, поэтому он в принципе не имеет ни смысла, ни решения.

Одна из главных ценностей, которые существуют в нашей жизни — это Свобода. Эта ценность незыблемая и вечная. Идя на сознательное ограничение собственной свободы, человек должен понимать, зачем и во имя чего он это делает. Проблемы в нашей украинской экономике во многом зависят от свободы. Украинцы — очень креативная нация. Нам свойственен внутренний предпринимательский дух, дух творчества, изобретательства.

Почему же мы при таких задатках проигрываем тем же американцам? Причины называются разные: коррупция, косность государственной машины. Но, по моему убеждению, это уже следствие, а не причина.

Наши творческие задатки всегда очень мало используются. И это началось не вчера. Когда человек имеет возможность творить, и эта творческая энергия получает материальное выражение, позволяющее в свою очередь обеспечить безопасность и устойчивое благосостояние себе и своей семье, прочно стать на ноги — такой человек обретает ту самую личную Свободу. Сюда входит и духовное богатство, и чувство собственного достоинства. Такой человек не согласен мириться с несправедливостью, он не потерпит посягательств на свою Свободу с любой стороны, будь-то бандиты-рэкетиры или государственные чиновники разных контор. Естественная реакция на такие посягательства — сопротивление, протест.

Казалось бы, основная функция государства — обеспечить вашу безопасность и справедливость. На деле так не получается. Почему?

Творческий человек хочет конкурировать со всеми открыто.  Человек нетворческий использует административные рычаги, ему так легче. Самые выдающиеся топ-менеджеры — далеко не всегда творчески талантливые люди. Кто-то оказался в нужное время в нужном месте, кто-то использовал нечестные приемы, кому-то отчасти повезло.

Существует два способа государственного управления. Первый — это полная свобода при соблюдении определенных правил, разработанных на принципах общественного договора. «На зеленый едем, на красный — стоим». Договорились, соблюдаем, нормально двигаемся. Как только появляется регулировщик — возникают пробки.

Второй способ — это полная регламентация всего и вся, стремление возле каждого творческого человека, предпринимателя поставить «человека с ружьем», а над этим человеком поставить вышестоящего и контролирующего, а над вышестоящим в свою очередь еще более вышестоящего… Так создается система — неповоротливая, негибкая, самим своим существованием порождающая коррупцию.

Может ли человек, производящий реальный продукт, быть коррупционером?  Нет, органически не может. Коррупционер — это человек «при должности» — столоначальник, чиновник, силовик — тот, кто в силу государственного устройства может забрать у человека деньги и свободу. В результате цена свободы — это то, за сколько ты сможешь ее купить. Мы вынуждены изворачиваться, подстраиваться под существующий порядок вещей.

Самый яркий пример — наша налоговая система. Только в Налоговой службе работает 62 тысячи человек. Это сам по себе огромный аппарат плюс куча налоговых структур, которые ее администрируют. Это население небольшого города, которое, по сути, ничего не производит. 

Возьмем простую схему. Есть токарь, который вытачивает деталь, то есть производит продукт. Есть кафе, в котором этот токарь обедает. Кафе, по сути, тоже производит продукт — питание для токаря. А вот бухгалтер, который подсчитывает произведенное токарем и составляет на основании подсчетов отчеты для налоговой, не производит ничего, он — продукт администрирования. Бухгалтер — это дань налоговому кодексу, это элемент системы управления которую насаждает наше государство. Зарегламентировать каждый шаг, не дать свободно вздохнуть, чтобы высосать дополнительные налоги — такова функция этой системы.

Вся эта  структура изъятия налогов, слежения, администрирования  настолько гипертрофирована, что она тормозит эффективную работу всей страны. Каждый год в этой структуре создаются рабочие места. На самом деле это квазирабочие места, они, по сути, не нужны. А ведь есть еще производные от ненужных рабочих мест.

Например, бухгалтера надо хотя бы пару раз в месяц отвезти в налоговую. Если у нас миллионы предпринимателей, у которых есть бухгалтерия, подсчитайте — сколько у нас совершается бесполезных по сути поездок. А это — бензин, амортизация автомобиля, и главное – истраченных человеко-часов нескольких десятков тысяч  водителей. Кто-нибудь подсчитывал эти непродуктивные затраты?

В налоговой службе есть свой немалый обслуживающий штат — водители, сантехники, уборщицы. Или материальная база — одних компьютеров несколько сотен тысяч, и эти сотни тысяч регулярно обновляются. То есть в страну завозятся новые сотни тысяч компьютеров, без которых в принципе можно было бы обойтись. Компьютеры тоже нужно обслуживать и ремонтировать — сколько это человеко-часов? Сколько «лишних людей»? Создаются новая компания, по обслуживанию компьютеров налоговых служб, новые квазирабочие места.
Казалось бы это хорошо, но ведь в принципе работа этой новой компании никому не нужна.  Добавьте сюда юридическую службу, тренинги, консалтинг… Количество квазирабочих мест, таким образом, разрастается, как снежный ком.

У нас вся страна превращается в страну адвокатов и налоговых инспекторов. Расходы на этих людей есть, а дохода от них нет. Пословица «Один с сошкой, семеро с ложкой» — самая яркая иллюстрация нашей экономики.
Народ недоволен? Да! Но на податковый майдан выходят единицы — те, кому действительно нечего терять. Потому что наш бизнес прекрасно знает, как эта репрессивная машина разбирается с неугодными, душит проверками и уничтожает штрафами.

НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА:
МАКСИМУМ СВОБОДЫ + РАВНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ = ВСЕОБЩЕЕ ПРОЦВЕТАНИЕ

 То, что предлагаю я — это сродни Новой Экономической Политике 20-х годов прошлого века. Понятно, что она была ликвидирована, поскольку изначально строилось тоталитарное общество. А такому обществу независимые личности-производители были не нужны.

Еще одним результатом будет полное нивелирование общественных и политических конфликтов. Отойдут на второй план и противостояние «Восток-Запад», людей перестанут интересовать громкие скандалы вокруг олигархов и их
семейств.

Мы постоянно говорим о махинациях с НДС, о борьбе с конвертационными центрами, о коррупционных схемах. Но все эти явления — только следствие. Самое главное — что все налоговые инспекторы в своих проверках все равно исходят из оборота. Поэтому и снижается легальный оборот, поэтому и уходит в тень огромная часть доходов, поэтому и возникают те негативные тенденции вроде конвертационных центров и конвертных зарплат. Введение фиксированного налога с оборота сделало бы все теневые схемы просто ненужными, а налоговую службу оставило бы без работы. Главное — он сделал бы людей свободными.

Боятся, что такие независимые люди придут на Майдан высказывать свои требования. Для протестов не будет причин. Люди будут свободно и спокойно работать и производить продукт в нормальной честной конкуренции. В результате мы получим колоссальную прибавку национального продукта. По моим подсчетам, в первый же год введения новой системы мы получим 10-процентный прирост валового продукта. Но вот почему-то это никому не нужно.

Сегодня мы содержим немалый штат юристов, штат бухгалтеров, приобретаем массу юридических изданий. Почему? Мы боимся нарушить тот или иной закон, тут или иную инструкцию или подзаконный акт. Но законодательство настолько запутанно, что без дополнительных юристов мы никогда в нем не разберемся. А ведь далеко не каждый бизнесмен в состоянии содержать штат квалифицированных юристов. И в результате многие талантливые люди закрывают собственный бизнес и уходят в наемные работники, в том числе занимая и квазирабочие места. Так спокойнее.

В моей программе Новой Экономической Политики предусмотрен целый ряд мер, подобных налоговой реформе, о которой сказано выше. Моя позиция как экономиста — максимальная дерегуляция той системы, которая сегодня тормозит экономику. Да, в результате мы получим свободных независимых людей, каждый из которых будет раскрывать свой творческий потенциал, стремиться к успеху, к  благосостоянию с полной самоотдачей, потому что будет уверен — все зависит от него и только от него.

Экономическое саморегулирование, рынок способен заменить множество контролирующих органов. Например, обязательное страхование бизнеса делает ненужным пожарную или санитарную инспекцию — их заменяет страховая компания, которая просто не выдаст вам полис, если в вашем офисе не будут соблюдены требования противопожарной безопасности. Если вы владелец кафе и в результате несоблюдения санитарных норм у вас отравится посетитель, его страховая компания, оплатив его лечение,  вынет из вас душу.

В программе, которую мы предлагаем, продуманы все меры, необходимые для этого переходного периода. Экономисты-теоретики не учитывают таких факторов, как ментальность, традиции. При максимально зарегулированной системе советских времен находились предприимчивые люди, которые даже в жестких рамках этой системы ухитрялись «крутиться», сколачивая немалые состояния на дефиците или разбавленном пиве. Их громко клеймили в прессе, но этим людям многие завидовали, многие уважали, хоть об этом не было принято говорить вслух. Потому что для того, чтобы проявлять предприимчивость в тех условиях, нужен был талант и смелость. Сегодня предпосылок для такого бизнеса, но при свободных условиях эти же качества раскроются с новой силой. С другой стороны, попытки мошенничества появляются при любых условиях. Достаточно вспомнить о поддельных лекарствах и всяких нарушениях при производстве, например, колбасы. Но в результате предлагаемой реформы борьба с ним будет более эффективной, чем та, которую ведут силовые структуры, потому что это будет рыночная борьба.

Мы должны дать всем равные возможности. Чтобы законы и государственные структуры не мешали человеку расти, развиваться, двигаться к успеху.  А будет он это делать или нет — должно зависеть только от самого человека. Это в принципе и есть свобода.

Да, такой человек будет независим и политически, Он, к примеру,  не пойдет голосовать за тех, кому не верит. Но это будет проблемой государственных мужей — завоевать доверие такого свободного человека. Государство в силу своей природы боится свободной личности, потому что такой личности ничего нельзя навязать, ей можно только что-то предложить. Так не предлагайте ничего, что работало бы  в ущерб интересам этой личности, умейте объяснить ей суть своих предложений, почему они необходимы и какие цели ставятся. Вас поймут и поддержат — осознанно, а не из-под палки. Все просто — политика государства не должна задевать интересы свободной личности.

Я доктор экономических наук, у меня есть профильное образование, я разбираюсь в том, что предлагаю. И я такой не один.  Проблема в том, что нет конкуренции предложений, программ — они не рассматриваются. Не обязательно целиком и полностью следовать, например, моим предложениям, но выслушать, хотя бы ознакомится с альтернативными мнениями, принять во внимания другой угол зрения на проблему — почему нет?

Время работать неэффективно, «носить воду решетом» прошло. Необходимо существенное изменение парадигмы управления. В стране, в которой будет превалировать парадигма полной экономической свободы, высвободится огромная творческая и производственная энергия. А дальше — поднимется уровень занятости населения, уровень обеспеченности при одновременном резком снижении расходов на государственный аппарат. С другой стороны — поднимется уровень гражданской честности и гражданской порядочности. Потому что свободный человек не боится. Он не станет молчать при малейших коррупционных поползновениях — на любом уровне.

ВРЕМЯ ЕДИНОЛИЧНЫХ РЕШЕНИЙ, ШАНС ВОЙТИ В ИСТОРИЮ

Раздутому чиновничьему аппарату коренные преобразования не нужно. Но не аппарат вершит судьбу страны. Сегодня коренные изменения в экономике напрямую зависят от Президента. Именно он и только он способен принять судьбоносные решения.

Президента обвиняют в авторитарных замашках, много говорят об опасности тоталитаризма. По моему мнению, этой опасности нет, потому что у Президента другие задачи, нежели у всей провластной системы. Президент должен остаться в истории, в народной памяти как Президент-преобразователь. И это его должно волновать больше, чем  бизнес-интересы соратников.

Уже сейчас мы можем назвать важнейшие решения Президента.  Десятилетиями мы говорили о коррупционной природе налога с транспортных средств и порядке проведения техосмотров. Десятилетиями это было головной болью миллионов автовладельцев. Президент подписал Указ об отмене обязательного государственного техосмотра. Или возьмите работу бюро технической инвентаризации (БТИ) — там же золотое дно для коррупции! Президент дал поручение о демонополизации полномочий (БТИ). Теперь никто не сможет в этих областях выкручивать вам руки, требуя мзду.

Уверен, если убедить Президента в необходимости провести реформы и в системе налогообложения. у него хватит решимости и воли. Конечно, будет давление, будет лоббирование, будут коллективные письма и делегации, его будут убеждать в том, что такие изменения приведут к катастрофе. И это понятно — они будут защищать свои интересы, свои
теплые места.

Президент не заинтересован в коррупционных схемах и откатах олигархов. Ведь они ни за что не отвечают, будущее страны их не интересует. Вся ответственность за социальную напряженность в стране, которая может возникнуть в результате коррупционных действий олигархов, грабящих страну, в конечном итоге, лежит на Президенте. Если раньше можно было переложить вину за какие-то проблемы на других: парламент, силовиков, министров, еще кого-нибудь, то сегодня вся реальная власть сосредоточена в руках одного человека — Президента. И я радуюсь такому авторитаризму.

Нынешний Президент Украины
Виктор Янукович имеет возможности, которых не было и быть не могло у его предшественников. Первый президент Украины Леонид Кравчук был вынужден лавировать между коммунистическим большинством в парламенте и новой активной порослью национального движения. Поэтому он никак не мог отказаться от системы тотального регулирования и контроля. Леонид Кучма имел гораздо больше свободы действий, он пытался создать механизмы дерегуляции, но все ограничилось лишь попытками. Причина, я думаю,  здесь была в отсутствии философского, идеологического обоснования. У Виктора Ющенко, по моему мнению, не было ни воли, ни возможностей, ни, по большому счету, и осознания необходимости что-то менять в этом направлении. 

Виктор Янукович — по настоящему сильный лидер, он обладает всеми данными, всеми полномочиями для того, чтобы проводить преобразования, необходимые для успешного развития страны. Не оглядываясь на чьи-то мнения, на чье-то несогласие и осуждение — как внутри страны, так и в мировом сообществе. Он понимает, что Президент, глава государства — не простой человек, у него есть своя миссия. Причем, это понимание, уверенность в своем предназначении и в своем будущем успехе у него появилось не сейчас, а в 2004 году, после поражения в избирательной компании. Это же понимание собственного предназначения и должно указать ему правильный курс. А правильно подобранная команда четко проработает и реализует курс, намеченный Президентом.

Впервые за 20 лет независимости в стране создалась ситуация, когда Президент обладает реальными  правами вершить судьбу страны. Главное — чтобы он осознал сложившуюся ситуацию, необходимость радикальных шагов. Здесь нужно его единоличное, волевое, не побоюсь этого слова, авторитарное решение. Это его миссия — освободить человека от государственных пут и рогаток, дать ему возможность свободной самореализации. Если Президент пойдет на этот шаг, я гарантирую: его на руках занесут на второй президентский срок. Ему будут прощены любые грехи, ошибки и просчеты.

С другой стороны, нужно понимать: Президент сейчас находится в той ситуации, когда точка невозврата пройдена. Ему жизненно необходимо предпринимать рискованные, радикальные шаги. Косметические, половинчатые меры к успеху не приведут, это прямая дорога в политическое небытие. У Президента множество недругов, которые только и ждут, когда он оступится, чтобы буквально вцепиться ему в глотку в случае неуспеха. Но если его радикальные шаги оправдают себя, и люди это почувствуют, они сами не допустят, чтобы даже волос упал с головы Президента.

Как будет проводиться эта реализация, каким будет механизм воплощения нового курса — это уже детали. Я считаю, что в первую очередь должен быть принят мораторий на действие Налогового кодекса и еще нескольких законов. Мы уже сегодня готовы предоставить концепцию Новой Экономической Политики, которую можно было бы ввести уже с 1 августа или 1 сентября. Повторяю: мы гарантируем в первый же год работы Новой Экономической Политики 10-процентный прирост реального продукта.

Я полностью уверен: если будут приняты кардинальные судьбоносные решения, о которых мы говорим, Украина за десять лет войдет в первую двадцатку развитых стран. И это будет заслуга нынешнего Президента. Это будет то, что позволит ему навсегда войти в историю нашей страны.