Сергей Поярков: «Если хочешь добиться успеха - будь индивидуальным»

Сергея Пояркова называют ведущим и успешным художником Украины.

Cегодня в коммерческой хватке и умении себя рекламировать среди украинских художников ему равных нет. Даже американцы с их врожденным геном коммерции ежегодно приглашают Пояркова вести у себя мастер-классы и читать лекции «Как стать успешным». Его картины находятся в частных коллекциях и музеях по всему миру. Сергей Поярков - обладатель престижных международных премий, участник международных выставок в США, Великобритании, Германии, Украине и России, преуспевающий бизнесмен, активный общественный деятель, яркая и неординарная личность.

—  Как Вам удалось стать известным и успешным?

— Мне с детства очень нравилась идея иллюстрировать книжки. И я очень любил фантастику и общался тогда с доступными нам писателями-фантастами. На этой волне я узнал о конкурсе «Иллюстраторы будущего», который проходил в Лос-Анджелесе. Проиллюстрировал присланный мне рассказ на английском языке, что стало началом большого пути… Послал туда свои работы. И потом произошло так, что я попал в двенадцать финалистов, поехал туда и на месте оказалось, что я этот конкурс выиграл. Я получил главный приз, и почти год работал в Лос-Анджелесе как иллюстратор.

— Как после этого развивались события?

— После этого у меня было очень много разных наград. И поскольку я выигрывал в основном американские награды, поэтому легко получил в Америке Грин карту по категории «За выдающиеся способности»… Америка давно таким образом коллекционирует художников, ученых, спортсменов...

Мне кажется, что количество шансов, которое людям отпущено  - очень большое.

Большинство людей их не замечает и проходит мимо. Шансы на человека падают каждый день дождем. А он, как правило, их упорно игнорирует. И когда люди говорят, что жить тяжело, что нет возможностей, что какая-то безнадега, как-то непонятно, куда ткнуться... У меня есть ощущение, что мы живем на разных планетах. Потому что у меня другая проблема: масса всего интересного, масса предложений, много всего, что хочется сделать и что приносит исключительно позитивные эмоции… У меня проблема выбора: заняться тем интересным делом или этим…

Я давно понял, что люди должны зарабатывать деньги только за то, за что перед этим получили удовольствие. Это счастливая судьба художника, писателя, композитора, певца… Мы с Олегом Пинчуком такие люди. Нам искренне завидуют все: от проституток до политиков. Конечно, я думаю, все хотели бы так жить.

Большинство художников не очень понимает, что для этого нужно приложить определенные усилия.

И я никогда не ставил себе цель заработать миллион или купить самолет, или построить 4-х эт. дом с 9-эт. башней.  Не стояла задача накупить джипов и наворотить их так, чтобы они были похожи на какую-то тайную лабораторию, где куется орудие возмездия…

— Это стало положительным побочным эффектом?

— Да, это был побочный эффект достижения другой цели.

Потому что я в 4 года сказал: «Я не буду ходить на работу, я не буду пить водку. Только дурак может пить водку и только зануда может ходить на работу». Такое было представление у четырехлетнего меня, и я не сильно изменил свое мнение с тех пор.  С детства понимал, что мне хочется, а что мне не хочется.

— А какая у вас была цель?

— Цель была другая – ни от кого не зависеть! Я никому ничего не должен! Вот моя цель по жизни. Мне хотелось, чтобы меня никто не трогал. Чтобы я сидел и занимался тем, чем хочу. Чтобы меня никто не грузил. Чтобы я общался только с теми людьми,с кем мне интересно и приятно общаться.

По дороге пришлось заработать какое-то количество миллионов, построить замок, купить какое-то количество джипов, гектаров и даже один маленький самолетик… Просто так случилось…

Но когда говорят, что Поярков — единственный художник, у которого есть самолет, я вам должен честно признаться, что это самая малая и сверхлегкая авиация и  что почти любой джип под Верховной Радой стоит дороже моего «Skyеton K-10 Swift»…

Возвращаясь к шансам и к художникам…

Я всегда считал, что воспользовался возможностью, когда меня познакомили с Олегом Пинчуком: он, как старший товарищ, очень многому меня научил в жизни. Я окончательно понял такую вещь: единственное, что человека ограничивает — это его собственное вообра-жение. Другого ограничения нет.

Любой человек может добиться всего, что ему положено…

У нас нет критической массы людей, которые хотят жить иначе. Это НАШ избиратель голосовал за НАШИХ политиков. Не марсиане избирали Черновецкого!

Наши избиратели могли поменять условия игры и вывести во второй тур президентских выборов двух других политиков. Но поскольку народ этого не сделал, какое право он теперь имеет ругать собственный выбор?

Если вы поняли, что вы лоханулись на предыдущих выборах, вы все равно остаетесь лохом до следующих.

Чем чаще меняется политическая элита и чем чаще проходят выборы, тем быстрее идет смена поколений, в любом случае это на пользу всем.

— Вы говорили про Ющенко, что он хороший человек, и поэтому, к сожалению, плохой политик. То есть вы считаете, что в политике хорошие люди в принципе не могут быть?

— Вообще не может быть в политике, в журналистике, среди художников хороших мальчиков или плохих мальчиков. Есть хороший художник и плохой художник, хороший политик и плохой политик…

—  А человеческие качества?

— Человеческие качества Наполеона были весьма сомнительны. Он уложил в могилу цвет французской нации. Вошел, скотина, в историю…

Потому что политик всегда борется за результат. Но нам ведь важно, сослужил ли он пользу людям и стране...

Порядочность в любой профессии – одно из базовых качеств. Есть вещи, которые в политике делать нельзя. Поэтому на Западе за  десятую долю того, что делают наши политики, человек вылетает из политики навсегда.

Наше общество прощает политикам, потому что оно точно такое же, как и политики. Потому что самому обществу удобно давать и брать взятки. Потому что общество само хочет украсть полотенце в гостинице, срезать  елочку в сквере и притащить ее домой…

И самое главное…

Дорогие украинские избиратели!

Я знаком практически со всеми нашими политиками более или менее хорошо.

Я клянусь, что это не они нагадили в вашем парадном, сожгли кнопки в вашем лифте и бросили бычки в песочницу вашим детям. Я ручаюсь, что они этого не делали, и что не делали их ближайшие помощники, жены и дети. Этого не делали даже  водители их «Мерседесов»…

— У вас потрясающее чувство юмора!..

— У меня потрясающее чувство реальности… Потому что не надо ругать тех людей, которые никакого отношения к вашим проблемам не имеют!

Подумайте, кто вами должен править?? Вами должны править исключительно моральные уроды, судя по тому, как выглядит ваш лифт, ваше парадное, песочница и ваша улица, а очень часто и налоговая  декларация… Другие люди не могут править такими, как вы! Если изменитесь вы, вы измените тех, кто правит вами! 

Вы один раз вышли на Майдан… Молодцы! Зачем с него надо было уходить? Американцы на Майдане каждый день. Только их пытается где-то кто-то прижать, у них начинается мгновенно Майдан.  Они, как чеченцы… Они сразу в кучу и ведут борьбу...

Когда-то в программе Евгения Киселева принимал участие депутат Голуб, которому я сначала кричал: «Вы, коммунисты — гитлеровские подстилки!..». Голуб сказал в конце программы: «Если бы Вы мне дали слово, Евгений Алексеевич…». На что тот ответил: «Господин коммунист, слово не дают.

Его берут. Учитесь у Пояркова!».

Поэтому ваши права и ваши возможности вам никто не даст. Вы должны прийти и сами взять.

— Что вы думаете о ситуации, сложившейся в сфере искусства в Украине?

— В Украине в ближайшие годы никто не будет серьезно заниматься раскруткой украинского искусства. У нас в ближайшие годы не появятся реальные большие цены на произведения искусства. По одной простой причине… Потому что пока до конца не разворован Фонд держмайна, никто не будет всерьез заниматься искусством.

И потом, мы бедная страна. Поэтому у нас некому покупать всю эту пургу, которую рассказывают и вешают лапшу на уши про международные аукционы…

Если верить сказкам, то украинские художники массово продаются по 30, по 50, по 100 тыс. долл. Тогда у меня возникает вопрос. Как говорил Высоцкий: «Где деньги, Зин?».

Дорогие товарищи, псевдо-продающиеся на мировых аукционах! Позовите журналистов! Покажите, как вы потратили свои миллионы… Почему только Поярков и Пинчук это делают, причем, регулярно?!  Да, действительно, я потратил миллионы долларов, честно заработанных, и я могу показать, куда…

— Может они хранят свои миллионы на банковских счетах в оффшорных зонах?

— Вы видели наших художников и можете вообще предположить, что они, кроме того, чтобы бухать, могут выговорить словосочетания «оффшорная зона», «ликвидность активов» или «маркетинговый ход»?!

Если у художника есть возможность потратить миллион-другой, что он делает? Он выпускает хороший каталог, строит хорошую мастерскую, покупает себе пусть скромный, но самолет, яркую машину и нескромное поместье…

У меня возникает вопрос: если эти люди реально продаются на мировых аукционах, почему у них нет бабла? Не верьте вранью художников! Самые брехливые люди – это политики и художники! Политики приуменьшают свои доходы, художники – преувеличивают. Если художник свистит вам про высокие цены своих работ, но не зовет вас показать, как он потратил миллионы – он выдает желаемое за действительное.

Понимаете, для художника хороший каталог – это как платье для невесты. Напечатать хороший каталог стоит тыс. 40 долл. То есть 5-6 каталогов худо-бедно человек за 10 лет уж как-то напечатает…

— А почему это вас так нервирует? Вы не пробовали относиться к этому по-философски?..

— Меня раздражает, когда враль рассказывает, что он чего-то добился. Не надо рассказывать, покажите! Я не люблю пустопорожнюю болтовню. Потому что неудачникам до боли неприятно, что не они, а Пинчук, Поярков, Гапчинская, Оксана Мась или Криволап добились результата.

У нас и в политике и в искусстве ситуация до боли совковая. Например, Ющенко, когда был премьером, упростил бухгалтерскую отчетность. Это объективный параметр, который ему можно поставить в заслугу.  Но сколько он просрал всего другого – это объективный минус. Поэтому давайте объективно сравнивать реальные вещи! Не программы политиков, а результат их работы. Не рассказы художников, а реальные вещи…

Как говорил Пикассо, что художник — это человек, который продает свои картины, а хороший художник – это тот, кто хорошо продает свои картины.

Профессия художника – нарисовать и продать свою картину.

Когда человек, чья профессия – художник, говорит, что он занимается некоммерческим искусством, он  - идиот. Потому что не бывает некоммерческих сантехников, некоммерческих журна-листов…

Как раз Ющенко был некоммерческий президент. Потому что он обосрался. Некоммерческий — это синоним обосравшегося. Если человек понимает, что он обосрался, он говорит:

"Я некоммерческий!".

— Что вы думаете о современном искусстве?

— Я вообще не люблю контемпоральное искусство, весь этот постмодернизм…

Есть искусство маркетинга, а есть изобразительное искусство. Давайте их не смешивать…

Весь так называемый постмодернизм занимается цитированием и компиляцией. То есть это — пародия на искусство. Это фактически и есть дерьмо, потому что постмодернизм переваривает искусство, которое было до него, а результат переваривания и есть дерьмо.

Если у вас есть своя голова на плечах, вас никто не убедит, что дерьмо – это вкусно.

Постмодернизм — это синоним дерьма. Я не говноед, постмодернизм не употребляю.

—  А вам какое искусство нравится?

— Мне нравится классическое, нор-мальное исполнительское искусство.

Я считаю, что искусство — все, что проверено веками: Брейгель, Врубель, Матейко, Верещагин…

Гениальный иллюстратор Слава Ерко – это искусство… Искусство – это все, что искренне нравится людям. И искусство – это, безусловно, всё, за что платят деньги. Но банка с дерьмом, проданная за большие деньги – это плод искусства маркетинга, а не изобразительного искусства.

— Кто вам нравится из современных художников?

— Иван Марчук — хороший художник. Мне нравятся некоторые вещи Оксаны Мась, особенно из последних ее работ. Я очень хорошо отношусь к Криволапу, Ройтбурду…

Мы дожили до времен, когда художники гордятся тем, что не умеют рисовать, как, например, Демиен Херст, Джефф Кунс… Их просто продают гениальные маркетологи  –  Сачи и Гагазян…

В одном из последних интервью Пикассо сказали: «Вы - художник...» На что он ответил: «Я - художник??? Просто это стадо глупых и жадных идиотов уже не сможет  перестать покупать мои картины!».

«Нууу, это он так шутил…»  — потом сказали критики.

Он не шутил!

Потому Пикассо — гений! Он понимал, что рисует смешные каракули и, пользуясь человеческой глупостью и жадностью, продает их за миллионы. Молодец!

Баске  (Jean-Michel Basquiat - англ.) любил повторять: «Я не понимаю, почему они покупают мои глупые картинки…». Когда люди начинают петь вам, что банка дерьма стоит 5 млн. долл., что это очень круто и симпатично, они находят, с одной стороны, людей психически малостойких, которые соглашаются, что это круто, а с другой стороны, есть такая финансовая схема, когда ничего не стоящую банку дерьма объявляют шедевром современного искусства, оценивают ее в огромную сумму  и записы-вают в актив человека, компании  и т.д. То есть это фикция, которая проходит как реально гигантская сумма денег.

А на самом деле в западной прессе уже давно пишут, что если просуммировать стоимость всех этих псевдопроизведений искусства, которые стоят десятки-сотни миллионов долларов, то получится сумма, в полтора раза превышающая сумму мировой экономики.

— Ничего себе!

— Поэтому это никому нельзя продать и это никто не сможет купить. Это фикция. И почему-то у нас не любят говорить о том, что «Портрет доктора Гаше» Винсента Ван Гога купили за 82,5 млн. долл., а продали потом  за 20 млн. долл. Классно заработали?! Это супербизнес!

Поэтому то, что контемпоральное искусство является жульничеством и разводом – это 100%. Об этом всё больше и больше говорят на Западе. И крах этой системы неизбежен.

На самом деле большинство «продающихся» на Кристис и Сотбис наших соотечественников еле сводит концы с концами. Перед кризисом часть наших «деятелей» искусства ломанулась на мировые аукционы и купила за большие деньги свои же работы. Если Кристис и Сотбис заработали на этом комиссию — молодцы. (Улыбается). Ребята, но где рынок?

Я как человек, постоянно продающий в Украине работы, знаю, какие цены реальные. 5-10 тыс. долл. — это то, что продается в потоке. 15-20 тыс. долл. — уже редкость.

— Вы про свои работы говорите? Я читала, что ваши работы продаются намного дороже… 30-40 тыс. долл.

— Я говорю о массовом потоке… Работы по 30-40 тыс. у меня тоже продаются, но это, скорее, исключение из правил. Продается одна такая работа на 50 более дешевых. Поэтому я знаю реальную динамику рынка. Никаких массовых покупок, сколь либо существенных за 50-70-100 тыс. на нашем рынке нет.

Когда покупатель слышит, что художники за 30-40-50-100 тыс. долл. продают свои работы на Сотбис, он мне звонит: «Серега! У тебя можно что-нибудь за десятку купить?» Я отвечаю: «Конечно, да! Заезжай!».

Я хочу низко поклониться нашим сказочникам, которые якобы массово продаются за такие большие деньги, за то, что весь поток покупателей идет ко мне! Без лоха жизнь плоха! Из-за таких дурачков мой рынок растет с каждым днем. Мне от этого только лучше. Если есть человек, который хочет купить за пятнашку-десятку работу художника, известного на всю Украину, у него есть возможность это сделать. Поэтому заезжайте…

И работаю я, как Тургенев, строго за границей. Уезжаю в Америкуи там рисую.

— А здесь вы не рисуете?

— Практически нет. Потому что я приземляюсь в Америке, отключаю телефон и мне там никто не мешает звонками, меня не дергают дети, хозяйство, мне не нужно бежать на эфир или в Верховную Раду…

— А вы в Америке и лекции читаете? Как так получилось?

— Много лет назад меня пригласили стать судьей в жюри конкурса «Иллюстраторы будущего». Каждый из членов этого жюри дает советы студентам, как стать успешными, как им добиться результата. Поэтому я тоже для студентов читаю лекции «Как стать успешным».

— И как же стать успешным художником?

—  Это предмет отдельного материала. Но если рассказать коротко, то вы должны понять, что вы самый лучший, но это не исключает право других художников думать о себе так же.

Что мы, художники, ни от кого не зависим и получаем деньги за то, за что перед этим получили удовольствие.

Мы должны понимать, что никто нам ничего не должен, это мы сами должны добиться всего.

Нас ограничивает только наше воображение.

Что если хочешь добиться успеха — будь индивидуальным.

И что характер и настойчивость намного важнее ваших самооценки и амбиций.

— Вы считаете,  что настоящий художник сам пробьет себе дорогу?

— Есть красивая фраза: нужно помогать талантам, а бездарности пробьются сами – это абсолютно прямая противоположность действительности. На самом деле что ни делай с человеком, который хочет пробиться – он пробьется. Мы понимаем, что у Сервантеса или у Т.Г. Шевченко была куча проблем. Классно помогли Шевченко: забрили в солдаты. Какая помощь! Но как-то он справился!

— Я знаю, у вас двое деток. А детям надо помогать раскрыть талант?

—  Я бы не хотел, чтобы мои дети стали рисовать. Честно.

—  Почему?

— Ну, потому что это жесткая профессия, где 99,9 % должны сосать лапу, а 0,1 % — купаться в лучах славы. Все зависит от характера. У человека должны быть характер, настойчивость, организованность, какая-то харизма, он должен любить конфликт где-то…

— То есть быть таким, как вы?

— Или таким, как Пинчук, или Марчук, или Оксана Мась… Криволап и Женя Гапчинская умеют производить впечатление белых и пушистых, и таких не от мира сего художников… На самом деле у них с головой все в порядке. Верьте мне… Поэтому я думаю, что правильно выбрал профессию…

Знаете, когда мы с женой начинали строить дом… Мы не знали, в какую сумму он нам обойдется. Мы купили землю и у нас на руках тогда оставалась  сумма всего 50 тыс. долл. И рассчитывали построиться тыс. за  350-400. И вот когда я понял, что миллион уже грохнули, а до вселения еще далеко… Я подумал, что только сумасшедшие с "полтинником" начинают миллионный проект. Но только так, наверное, можно добиться результата… А когда цифра стала семизначной, я очень спокойно начал относиться к тратам на стройку.

Потому что, если вы решили построить пусть даже маленькое, но поместье, вы должны понимать, что это недостраиваемый объект.

— Почему его нельзя достроить?

— Даже дворец шейха нельзя достроить. Потому что можно достроить дачу на Осокорках на 6 сотках.

Это как мост Голден Гейт в Сан-Франциско, который нельзя докрасить до конца. Его когда заканчивают докрашивать на той стороне, его опять начинают красить на этой…

Когда у вас строительная площадка из соток уже переходит в гектары, из сотен метров переходит в тысячи… Есть объем, который не заканчиваемый в принципе, потому что это комплекс сооружений.

Потому что еще из дизельной нужно сделать подземный ход и тоннель к дому с другой стороны горы… и т.д. и т.д.

Гай Юлий Цезарь сказал, что еще ни один строитель не сдал ничего вовремя.

Один очень уважаемый мною и очень небедный человек из фракции коммунистов, будучи у меня дома, сказал: «До того, как начал строить дом, я думал, что мужчине достаточно родить, можно даже дочь, а не сына, посадить куст, а не дерево, и построить дачу, а не дом.

Но когда я построил дом, я понял, что он еще должен расстрелять как минимум трех строителей». (Смеется).