Независимый мираж

Посол Республики Молдова Ион Стэвиле – о  пяти сценариях развития ситуации вокруг Приднестровья

– После смены руководства непризнанной ПМР и избрания нового президента Молдовы заговорили о начале нового этапа в приднестровском урегулировании. Считаете ли Вы, что появился «свет в конце тоннеля»?

– Есть целый ряд очень важных признаков, которые позволяют более оптимистично смотреть на перспективы приднестровского урегулирования, то есть, как вы говорите, видеть «свет в конце тоннеля». Я имею в виду, прежде всего, возобновление после длительного перерыва официальных переговоров в формате «5+2», смену руководства приднестровского региона, стабилизацию политической ситуации после избрания Президента Республики Молдова, активизацию прямого диалога между Кишиневом и Тирасполем, в том числе деятельности рабочих групп по укреплению доверия, достигнутые договоренности о возобновлении движения поездов через приднестровский участок железной дороги и восстановлении прямой телефонной связи между двумя берегами Днестра и др. 

В этом же контексте хотел бы отметить более пристальное внимание к процессу приднестровского урегулирования со стороны наших международных партнеров, в частности, со стороны ЕС и некоторых его стран-членов, а также со стороны РФ и Украины, которые имеют необходимый потенциал для разрешения приднестровской проблемы. У нас есть больше поводов для оптимизма, что касается перспектив преодоления приднестровского кризиса, так как, в отличие от других известных региональных конфликтов, в нашем случае не существует межэтнических или религиозных противоречий. Население обоих берегов Днестра совместимо и может жить в мире и согласии в одном воссоединенном государстве. Урегулирование приднестровского конфликта вполне реально, если учитывать, что вовлеченные напрямую в этот процесс влиятельные международные игроки, такие как РФ, Украина, ЕС и США, имеют все необходимые рычаги для достижения этой цели. 

– Как оценивают в Кишиневе роль международных участников процесса приднестровского урегулирования, в частности, роль Украины?

– В Кишинёве высоко оценивают роль международных партнеров, непосредственно вовлеченных в переговорный формат «5+2», в том числе и Украины. Учитывая, что Украина является нашим соседом и ее геополитические интересы очень близки, а иногда даже полностью совпадают с нашими интересами, считаем, что вклад Украины в этот процесс весьма значителен. Украинские власти последовательно выступают за урегулирование приднестровского конфликта на основе сохранения суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова. Киев поддерживает инициативы по демилитаризации региона и трансформации нынешней миротворческой операции в международную миссию гражданских наблюдателей. Украина оказывает существенную поддержку в продвижении политического диалога между Кишиневом и Тирасполем.

_IMG_0669

Ярким тому примером является организация в январе этого года в г. Одесса первой встречи Премьер-министра Республики Молдова Владимира Филата с новым лидером Приднестровья Евгением Шевчуком при посредничестве Министра иностранных дел Украины К. Грищенко. Наши страны тесно взаимодействуют в целях обеспечения безопасности на молдавско-украинской границе, в том числе в рамках деятельности Миссии ЕС по приграничной помощи в Молдове и Украине. Это очень важно для нас не только в контексте приднестровского урегулирования, но и с точки зрения перспективы либерализации визового режима с ЕС. Высоко оценивая активную роль Украины в приднестровском урегулировании, мы убеждены в том, что окончательное решение приднестровской проблемы может быть достигнуто только совместными усилиями всех участников переговорного формата «5+2», так как никто по отдельности не сможет решить этот вопрос. Мы рассчитываем на то, что Украина и далее будет продвигать конструктивную позицию в рамках этого процесса.

– Вы отметили целый ряд благоприятных предпосылок для решения приднестровской проблемы, почему же до сих пор этот конфликт не урегулирован?

– Вопреки всеобщему убеждению, что из существующих затянувшихся региональных конфликтов в нашем пространстве легче всего можно решить приднестровскую проблему, этого, к сожалению, до сих пор не произошло. Участники переговорного процесса не смогли найти компромиссный подход, касающийся модели урегулирования приднестровского конфликта. Кишинев убежден, что конфликт должен быть решен путем выработки и принятия статуса широкой автономии Приднестровья в составе Республики Молдова и обеспечения реализации ее евроинтеграционных устремлений. Тирасполь же выступает за признание «независимости Приднестровья с последующим присоединением к РФ».

Мы рассчитываем на то, что нам удастся убедить наших партнеров, что из различных сценариев, предложенных в указанных рамках, лучшим является путь, предусматривающий сохранение суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова. Экономическая и финансовая помощь, оказываемая Приднестровью со стороны РФ и исчисляемая миллионами долларов ежегодно, в том числе поставки дешевого природного газа и прибавки к пенсиям, создают иллюзию существования лучшей альтернативы воссоединению двух берегов в одно целостное молдавское государство. Мы не против предоставления подобной помощи, тем более что в последнее время населению данного региона помогают и Кишинев, и ЕС, но хотели бы, чтобы эти действия координировались с молдавскими властями и, что очень важно, чтобы эта помощь способствовала сближению обоих берегов Днестра, а не их отдалению.

 – Некоторые считают, что нынешняя правящая коалиция в Кишиневе строит свою политику в вопросе приднестровского урегулирования с оглядкой на Бухарест. Для Бухареста разрешение этого конфликта не выгодно, ибо это поставит крест на присоединении, под любым предлогом, Молдовы к Румынии.

– В вопросе приднестровского урегулирования Кишинев всегда ориентировался на свои собственные интересы, без оглядки на другие столицы. В данном процессе Бухарест может продвигать свою позицию через Брюссель, через специального представителя ЕС в формате «5+2». По своим личным наблюдениям во время встреч в формате «5+2», могу с уверенностью сказать, что ЕС очень заинтересован в скорейшем разрешении затянувшегося приднестровского конфликта и в устранении этого очага напряженности на своих границах. Именно в этом формате мы стремимся гармонизировать свои интересы со всеми его непосредственными участниками.

Что касается возможного объединения Республики Молдова с Румынией, то я бы не стал серьезно рассматривать эту тему в политической плоскости, а оставил бы ее для дискуссий ученым и политологам. К сожалению, в последнее время вокруг этого вопроса ведутся политические спекуляции, в том числе и некоторыми политиками, которые стремятся создавать искусственные преграды на пути решения приднестровской проблемы и восстановления территориальной целостности Республики Молдова.

– В Тирасполе заявляют, что возможное объединение Республики Молдова с Румынией, за которое выступают некоторые политические силы в Кишиневе, является серьезным препятствием на пути возвращения Приднестровья в состав Молдовы. А у нас есть сторонники присоединения Приднестровья к Украине. Как Вы оцениваете такие настроения?

– Я хорошо понимаю опасения людей, проживающих на левом берегу Днестра, по поводу возможного объединения Республики Молдова с Румынией. Речь идет об историческом и геополитическом синдроме. На самом деле, нет никаких серьезных оснований для такого рода опасений. Силы в Кишиневе, которые выступают с унионистскими лозунгами, малочисленны и не пользуются широкой популярностью и поддержкой в молдавском обществе и маловероятно, что в обозримом будущем они будут преобладать в политической жизни страны. Абсолютное большинство политических сил, в том числе тех, которые находятся у власти в Республике Молдова, твердо выступают за сохранение Молдовы как независимого суверенного государства.

Что касается сил, которые выступают за присоединение Приднестровья к Украине, в частности Киевский Центр социально-консервативной политики, который недавно предложил провести Всеукраинский референдум по этому вопросу, то, как мне кажется, они почти незаметны в общественно-политической жизни Украины. Влиятельные политические силы Украины вряд ли поддержат такой сценарий, который, скорее, похож на политическую авантюру. Для нас важно, что украинские власти последовательно выступают за урегулирование приднестровского конфликта на основе сохранения суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова. Как я понимаю, такой подход полностью соответствует национальным интересам Украины.

– Как Вы оцениваете стремление украинских властей защищать интересы проживающих в Приднестровье этнических украинцев, у значительной части из которых есть украинские паспорта? 

– Это вполне естественное стремление украинских властей защищать интересы украинцев, проживающих не только в Приднестровье, но и на территории всей Молдовы. Такую же политическую линию проводят и власти Республики Молдова по отношению к нашей диаспоре, проживающей в Украине. В этой сфере наши страны взаимодействуют на основе международных норм и стандартов, а также соответствующих двусторонних соглашений. Конечно же, нужно признать наличие определенных проблем, связанных с предоставлением гражданства, которые мы обсуждаем в рамках двусторонних консультаций в целях их урегулирования. 

– Чем же Республика Молдова собирается привлечь приднестровцев?

– Обеспечением условий для дальнейшего социально-экономического развития региона и лучшей жизни для людей. Именно такую перспективу нам открывает политика европейской интеграции, которую последовательно проводит нынешнее руководство Республики Молдова. Завершение в ближайшем будущем переговоров по Соглашению об ассоциации с ЕС, которое предусматривает либерализацию визового режима и создание зоны свободной торговли, предоставит возможность всем гражданам нашей страны, в том числе тем, которые проживают на левом берегу Днестра, реально ощутить положительные эффекты и преимущества «европеизации» молдавского общества.

Думаю, что приднестровские предприятия и компании постоянно стремятся увеличить объем своего экспорта на европейский рынок, а простые граждане, особенно молодежь, заинтересованы в свободном передвижении по странам ЕС, легально работать, заниматься бизнесом, учиться там. В настоящее время Приднестровье получает определенную финансовую помощь со стороны ЕС, которая может значительно увеличиться, в том числе для реализации конкретных проектов по укреплению доверия в контексте приднестровского урегулирования. Несколько тысяч выпускников приднестровских школ обучаются в ВУЗах, расположенных на правом берегу Днестра. Многие жители населенных пунктов в Левобережье пользуются услугами медицинских учреждений в Кишиневе.

 Тирасполя1

– Однако большинство жителей Приднестровья по-прежнему ориентируются на Россию?

– Да, мы должны признать, что такие умонастроения преобладают в регионе. Там они сложились исторически, они традиционны. Для их стимулирования и поддержания Москва тратит немало средств. Поставки российского газа и электроэнергии в Приднестровье по цене в 5-6 раз дешевле, чем на правый берег (и это при общем долге региона «Газпрому» более чем в 3 млрд. долларов США), а также ежемесячные прибавки к пенсиям в размере 15 долларов для 137000 пенсионеров (при общей численности населения в 450000 человек), являются очень серьезной материальной мотивацией для того, чтобы, образно говоря, любить Россию и не любить Молдову.

К сожалению, у нас нет своего собственного природного газа, чтобы строить на нем большую и эффективную политику. Сами приднестровцы признают, что без такой существенной поддержки со стороны РФ Приднестровье не смогло бы продержаться и нескольких недель. Очевидно, что если бы у Приднестровья не было бы такой финансово-экономической помощи, то у него было бы больше серьезных причин стремиться к воссоединению с правобережной Молдовой, чтобы вместе легче преодолевать проблемы и трудности, с которыми сталкивается население на обоих берегах Днестра.  

– Политологи обсуждают пять раз­личных сценариев развития ситуации вокруг Приднестровья: сохранение статус-кво, воссоединение двух берегов Днестра в составе одного государства, становление Приднестровья как независимого государства, его присоединение к Украине или вхождение в состав России. Какой из этих сценариев представляется Вам наиболее реалистичным?

– У меня есть однозначный ответ на этот вопрос. Лучшим и самым разумным путем преодоления приднестровского кризиса является воссоединение двух берегов Днестра в составе единого молдавского государства в его нынешних международно-признанных границах. Любой сценарий, предусматривающий изменение существующих границ Республики Молдова, является весьма нежелательным и опасным прецедентом в нашем геополитическом пространстве, в том числе для тех, кто непосредственно вовлечен в процесс урегулирования конфликта на Днестре. Сохранение статус-кво не может быть вечным, ибо такая ситуация порождает массу проблем, с которыми простые люди сталкиваются ежедневно, а политики постоянно. А Приднестровье как независимое государство – мираж. 

– Допускают ли в Кишиневе возможность силового сценария решения приднестровского конфликта?

– Категорически нет. Мы хорошо изучили печальные уроки 1992 г., которые убедили нас в том, что вооруженным путем нельзя решить эту проблему. Единственный возможный путь урегулирования приднестровского конфликта – это политические переговоры в формате «5+2», в котором Кишинев и Тирасполь выступают как стороны переговоров, ОБСЕ, РФ и Украина – в качестве посредников, ЕС и США – как наблюдатели. Убежден, что изменение статуса ЕС и США из наблюдателей в посредники и трансформация существующего механизма в формат «семерки» будет, безусловно, способствовать повышению его эффективности.