Справа налево и с головы на ноги

Современная европейская левая идея в Украине подменяется отношением к советским праздникам и Москве.

Слов «левые» и «социализм» нас приучили бояться, чего уже там. В общественном сознании эти слова неразрывно связаны с обязательным набором признаков. Левые – это обязательно симпатия к России и русскому языку, Московскому патриархату, любовь к советской истории, советским праздникам и товарищу Сталину, а также стремление отобрать нажитое непосильным трудом, как когда-то большевики. Причем в этом смысле восприятие сторонников национализма и их ярых противников совпадает.

Левые для украинцев – это коммунисты, социалисты и «витренковцы», которые в той или иной пропорции соединяют в себе все эти признаки. Соответственно, КПУ, СПУ, ПСПУ и тех, кто вышел из их чрева, создав партии с другими названиями, это вполне устраивает, поскольку исторический и этнокультурный дискурс успешно подменяет и содержание левой (социал-демократической) идеи, и необходимость воплощать ее в жизнь.

Соответственно, всякому, кто объявляет себя левым (социал-демократом), необходимо обозначить себя в этом дискурсе и объяснить, что он думает по поводу Сталина и русского языка. Этого от него попросту ждут. Тем более, что советский период – это «своя» история для миллионов людей, время максимальных достижений, когда левые идеи были реализованы настолько, насколько позволяли тогдашние условия. Грань, отделяющая одно от другого тонка. Но левая идея – это не коммунизм, и не транспаранты на 1 мая.

СЧАСТЬЕ ЕСТЬ

Международная социал-демократия – довольно старое и мощное движение. И в 90-е годы, пока мы, захлебываясь, боролись за физическое выживание, в Европе происходила модернизация этого политического течения. Еще в 1989 г. на конгрессе Социнтерна в Стокгольме была принята целая куча новых программных документов, определивших развитие движения на многие годы вперед. В частности, «Декларация принципов», в которой содержатся простые и понятные указания о том, что такое свобода, справедливость и солидарность – три кита европейского социализма.

Эти принципы позволили социалистическим правительствам по всей Европе успешно работать на протяжении десятилетий, а членами Социнтерна в 2009 году являлись 156 партий из 126 стран.

Первое и главное: социал-демократы не требуют ликвидации частной собственности. Они говорят о государственном контроле над распределением доходов таким образом, чтобы получающий зарплату человек был полностью обеспечен. Они говорят о «полной и продуктивной занятости при адекватной оплате труда» и общественном надзоре над инвестициями, чтобы они не были во вред. Трудовые коллективы и профсоюзы должны участвовать в принятии решений везде – от одного предприятия до национальной экономической политики.

«Безработица унижает человеческое достоинство, – указано в Стокгольмской декларации. – Ни частная, ни государственная собственность сами по себе не гарантируют ни экономической эффективности, ни социальной справедливости». Мне кажется, это подмечено верно. Как и то, что «нельзя подчинять рынки хозяевам большого бизнеса и манипулировать дезинформацией».

На основании именно этих подходов формировался «новый лейборизм» в Англии, политика «новой середины» в Германии, концепция «либерального социализма» в Италии, «шведская модель» и т.д. Решающее значение здесь уделяется не праву собственности в том или ином ее виде, а политическому контролю над производством и распределением его продуктов через налоги с учетом пользы государства и людей. Государству нужны деньги на армию, милицию, трубопроводы, наконец. Следовательно, частник должен делиться, должна быть эффективная госсобственность, на равных конкурирующая с частной. Выигрывает от этого гражданин.

Попросту говоря, суть современной социал-демократии – в соединении преимуществ «свободного рынка» с достоинствами социалистическими: защитой интересов простого человека, его зарплатой, пенсией, отдыхом, его вовремя привитыми и выученными детьми. Именно отсюда и известные нам по загранпоездкам образ жизни большинства населения развитых стран, их возможности покупать дорогие и красивые вещи, высокие требования к качеству жизни. Возможно, кто-то не может этого осознать, но в Испании, Португалии, Германии, Швейцарии и далее, далее – социализм в том виде, который крайне необходим и нам. И он никак не связан с недавним кризисом: привычка жить не по средствам – совсем другая тема.

Но для украинцев из социализма сделали страшилку, показывая одиозных стариков с красными флагами, пугая «гулагами», «голодоморами» и «Москвой». В то время как целью демократического социализма является «достижение всеобщего мира в мире, …где каждый человек сможет прожить наполненную смыслом жизнь с возможностью неограниченного развития его личных качеств и таланта и с гарантией гражданских и общечеловеческих прав в демократически организованном обществе».

Утопия? Но всякое рациональное обоснование государства включает в себя как идеал, так и практически реализуемую теорию по его достижению. К примеру, социалистическое правительство Сапатеро в Испании (в 2010 году успешно оставшееся на второй срок) назвало своим приоритетом повышение минимальных зарплат и пенсий на шесть процентов сразу и на 25% – в течение ближайших четырех лет.

Кроме того, была увеличена стипендия студентам, решен вопрос о предоставлении каждому молодому человеку в возрасте до 35 лет на протяжении двух лет безвозмездной субсидии на аренду квартиры, строительство 180 тысяч новых льготных государственных квартир. Правительство, видите ли, переживает о том, что молодежь до 30 лет не может обзавестись семьями и рожать детей, поскольку живет с родителями, а свое жилье непомерно дорогое. Утопия это или нет?

В Украине же люди из года в год голосуют за тех, кто открыто, как Тигипко, говорит о «непопулярных реформах», а потом претворяет их в жизнь. Вдумайтесь в украинский смысл слова «реформы»: бедные становятся еще беднее, богатые – еще богаче. Однако виновато во всем остается «наследие совка» и «бывшие коммунисты во власти». То есть, «левые». Абсурдно, зато исключительно жизненно.

О ПРЕКРАСНЫХ ПОРЫВАХ

Истинно социалистические порывы в Украине заканчиваются почти одинаково. «Автомобильная революция» подняла неформальные интернет-сообщества автовладельцев на защиту своих интересов, когда правительство Тимошенко решило увеличить транспортный сбор вдесятеро. Люди перекрыли движение в Киеве и крупнейших областных центрах, в два дня добились переговоров с премьером и создали Раду автомобилистов при Кабмине.

Однако когда со сменой правительства страховые компании выдвинули инициативу повышения ставок уже на «автогражданку», быстро вросшая в систему откатов Рада промолчала. Госфинуслуг, не имея альтернативного мнения, был вынужден отреагировать на требование страховщиков, поскольку обязан реагировать по закону. И в итоге остался виноватым.

Но причина одинакового окончания любых подобных порывов – не жадные люди, а либеральная политика государства. В противовес абсолютизированному свободному рынку, где вовсе не грешно продавать дороже, если можно продать дешевле, не противопоставляется интерес общества. Отсутствует «социально ориентированная рыночная экономика».

Как справедливо заметил когда-то в своей книге Виктор Медведчук, большой проблемой сторонников современной социал-демократии в Украине является отсутствие общепонятного языка, отличающего соцдемов от прочих. Хотя в его случае проблемой было скорее то, что СДПУ(о) являлась партией одного олигарха.

Частично мы уже затронули это вначале: нам буквально навязана необходимость вместо обсуждения главных для каждого проблем денег, распределения прибыли в государстве, спорить о Сталине и Бандере. И любой, кто пытается участвовать в политическом процессе, вынужден обозначить себя в этом споре и тут же утонуть в потоке ненависти.

Тем не менее, украинцы по своей природе исключительно левы, хотя «политические аналитики» хихикают над этим определением. Мы прекрасно чувствуем, что справедливо, а что нет. И готовы защищаться от несправедливости, выходя на площадь не за гонорар «массовки», а за свои интересы. Мы знаем, что «нужно делиться». Мы жаждем наказания для зажравшихся чиновников и ловких дядь, наворовавших заводов и пароходов в дикие 90-е. И хотя по инерции рассматриваем власть как способ воровать самим, склонны договариваться «чтобы и мне, и тебе хорошо было».

Мы вовсе не против всеобщего бесплатного образования и здравоохранения, мы очень даже за высокие пенсии, пособия по инвалидности, безработице, уходу за ребенком. Мы не хотим работать больше, а зарабатывать меньше. Мы хотим иметь защиту от неоправданного увольнения. Мы понимаем, что «заробітчане», поднимающие трудовой евро в социалистических странах Европы, с удовольствием жили бы дома, если бы была работа. И смекаем, что кудрявый олигарх не будет строить нормальные дороги – это задача государства, у которого ни на что нет средств.

Совершенно очевидно, что все эти вопросы, условно обозначаемые как «наши деньги», и должны стать настоящим, современным социал-демократическим языком. Новые левые должны говорить о деньгах, и еще раз о деньгах, и исключительно о деньгах. Тем более что это всех и интересует в первую очередь. Большинство наших сограждан уезжают на заработки вовсе не для того, чтобы найти там «своих», «значимые поводы», обрести «нациеобразующие», языковые или культурные факторы, а ради все тех же денег, обмениваемых на материальные блага. И пока в Европе (России) будут платить больше, люди будут стремиться туда попасть.

Безусловно, вопросы истории, языка и культуры тоже, важны. И новым левым придется дать ответ по поводу разного восприятия истории, выработать какие-то новые подходы к языковой политике и определиться, «что лучше: Европа или Россия». Но давать ответы на эти вопросы проще, если использовать два принципа. Первый – равенство прав и возможностей, которое исповедует европейская социал-демократия. Ну, может быть, кроме однополых браков и легализации марихуаны. Второй – создание условий для зарабатывания денег страной и ее населением.

Культурная федерализация? Возможно, это выход, решение, которое позволит ставить у себя дома какие угодно памятники, но заняться общим интересом. Добывать украинский газ, которого, как оказалось, предостаточно для собственных нужд. И платить за него меньше. Делать свой бензин из своей нефти и платить за него меньше. Заставить хозяина огромного меткомбината не забирать себе до копейки заработанное сообща, а делиться с рабочими и строить для их детей садики. 

Но главное, что необходимо – это говорить с людьми на понятном им языке, имея на руках окрашенную в позитивных тонах социальную футурологию в виде программы. Слоганы не смогут пробить стену отчужденности и неверия обывателя в возможность что-либо изменить. А план действий – может. Но если не просто убеждать массы в правильности своей программы, а вовлечь их в процесс изменений, в хозяйственный проект (опять советская история!).

Во время «оранжевой революции» Ющенко и Тимошенко добились огромной поддержки, оперируя лозунгами социальной справедливости, но до создания нормальной массовой организации даже из своих сторонников и участия их в преобразованиях дело не дошло. Дележка имущества пошла по привычному пути. И если Кучма передал новому президенту работающую государственную машину, то последний передал следующему безвластие.

Его следствием стало то, что если вдруг случится чудо и неведомая сила внезапно вознесет некую группу «правильных людей» в главные кресла страны, им придется иметь дело с огромной системой налаженных коррупционных и преступных связей, выгодном многим сторонам симбиозе, пронизывающем систему на всех уровнях. Но и без вознесения уже слишком многим стало очевидно, что господство буржуазии и капитала не обеспечивают улучшения жизни. Украина едет в «третий мир» по путевке «иностранные инвестиции».

Этот курс неизбежно приведет миллионы к левым идеям, как привел в других странах третьего мира – благодаря ухудшению материального и социального положения большинства граждан страны. Хотя Украина – богатая страна.

По совокупности всего, что у нас есть, – предприятий, земли, полезных ископаемых, домов, машин, картошки на даче, – мы входим в двадцатку самых богатых стран мира. И каждому из нас по справедливости должна принадлежать часть этих богатств. В этом смысл социал-демократии, упорно подменяемой картинкой «старики с красными флагами».

Но, вне всякого сомнения, современное социал-демократическое движение уже существует как в виде первых побегов из новых левых партий, так и в виде общественных настроений. И непременно формализуется. Либо как энергичное политическое движение, либо как очередная революция, когда граждане устанут терпеть издевательства и пойдут устанавливать справедливость, громя и поджигая. Ведь и одна из наиболее известных радикальных партий носит официальный титул «социал-националистическая».

Безусловно, предпочтительнее пер­вый путь. А чтобы встать на него, следует осваивать правильный язык, сражаться за свои деньги и доверять управление страной тем, кто говорит и делает то же самое.