Многогранность таланта Олега Пинчука

Самый востребованный скульптор Украины рассказал о заветной мечте, о том, как стать известным художником и о «великих манипуляторах»...

Олега Пинчука называют ведущим и самым успешным скульптором Украины. В числе его работ — символ общенациональной программы «Человек года», статуэтка «Прометей-престиж». Среди скульптурных творений Олега Пинчука — в основном фантастические рыбы, птицы и животные… Этот человек – яркая неординарная личность с богатым внутренним миром и воображением. Иметь скульптуры Олега Пинчука в своей коллекции престижно и модно. Приобрести его творения считали за честь Венский музей истории искусств, Московский музей современного искусства, ювелирная фирма Cartier, Espace Pierre Cardin, мировые политики и звезды. Изображения работ Олега Пинчука печатаются на элитных кредитных карточках Visa Gold, монументальные скульптуры украшают исторические центры Москвы и Киева...

– Олег, Ваши работы очень необычны, фантастичны, во многих заключен глубокий философский смысл. Причисляете ли вы себя к какой-либо школе или направлению в скульптуре?

– Я выпускник Национальной Академии изобразительного искусства и архитектуры в Киеве. Есть такая хорошая школа постсоветского пространства, которая сохранила академические традиции. Окончил аспирантуру Высшей школы визуального искусства в Женеве (постдиплом), которая дала немного другой взгляд на современное искусство. Поэтому сочетание традиционной и западноевропейской школ во мне уживается.

– Какая из этих двух школ — киевская или женевская — оказала решающее влияние на становление вас как художника, на ваше мировоззрение?

DSC_1016[1]

– Сама жизнь заставляла выбирать, а школы дополняли друг друга. Можно быть великим художником и без специального образования. В искусстве мало чего-то однозначного. Оно такое многоярусное. Поэтому приходится все пропускать через себя и переосмысливать, адаптироваться к среде и двигаться вперед.

– С чего начиналось ваше творчество? Вы или ваши родители открыли ваш талант?

– Конечно, родители приложили максимум усилий. Я был нормальным дворовым мальчуганом, бегающим по улице… Для того чтобы привлечь к чему-то, родители познакомили с одним резчиком, который дал в руки стамеску. И я вырезал первую птичку, которая была похожа чем-то и на птицу и на человека. Вот такая двуликость прослеживается во всех моих работах: птица-человек, животное-человек, рыба-человек…

Вообще, само творчество – это медитация. Когда человек начинает творить, он входит в определенное состояние. И в результате происходит зарождение какой-то идеи. Но для того чтобы идея была интересная, должны быть правильно расставлены ориентиры. Потому что скульптура, как и любой другой вид интеллектуальной деятельности, имеет свои законы. Вряд ли можно быть художником, не зная их. Потому что есть такие понятия, как композиция, объем… К этому можно прийти интуитивно. Как, например, украинская народная художница Мария Примаченко. Она не знала этих законов, она нигде не училась. Но она интуитивно чувствовала пропорции, цвет, объем… А для большинства людей это преподается в вузах. Но проблема в том, что всех одинаково учат. И после десяти лет учебы в художественной школе, а потом еще шести лет в вузе люди одинаково мыслят и одинаково лепят. В итоге они ставят какие-то памятники каким-то деятелям. В советские времена это были памятники колхозникам и солдатам. Не надо было фантазии, чтобы вылепить коленопреклоненного солдата, скорбящую мать или вождя на площади с протянутой рукой… Был художественный совет, который следил за выполнением определенных канонов.

И вот эта догма настолько уживается, что только единицы смогли сбросить всю эту мишуру, уйти от похожести и найти самого себя. Искать себя – очень непросто.

– Были ли (или есть) у вас кумиры, которые повлияли на ваше творчество?

– В юные годы я любил Микеланджело, Родена… Но сейчас мне больше импонирует наивное примитивное искусство (англ. – naive art, одно из направлений примитивизма XVIII – XXI веков, включающее самодеятельное искусство и изобразительное творчество художников-самоучек – Ред.). Его яркая представительница – украинская художница Мария Примаченко, о которой я только что говорил... Наивное искусство импонирует своей эмоциональностью. Есть понятие мастерства, которое отодвигает на задний план эмоциональность. «Наивный» художник свои чувства переносит на поверхность. Картина – сгусток чьих-то идей и эмоций. «Наивные» мастера, как правило, не рисуют абстракцию, они отображают себя, мир и свое отношение к нему: наивное, доброе, чистое и позитивное. Эта наивность и позитивность меня и подкупает. Хотя мне нравится и современное, абстрактное, беспредметное искусство. Вообще все, что сделано талантливо и красиво. Но красота – это не красиво выписанный портрет или березовая роща. Я говорю о красоте внутреннего состояния человека, которая может передаваться на холст разными способами.

– А образы как у вас рождаются?

– Скульптура Пинчука имеет свои корни. Это продукт, который создан сначала ментально, а потом уже был воплощен.

Я скажу вам честно, как это происходит. На самом деле все очень просто. Учась в младших классах школы, я посещал зоологический музей и, увидев там разных животных, птиц и бивни мамонта, разыгралась моя детская фантазия, которую я стал воплощать в скульптурах уже после окончания Академии искусств...

Я осознанно брал то, что считалось моветоном: фарфоровые слоники, рыбки, лебеди всякие – все то, что было у каждого советского человека в серванте. Например, очень была популярна такая рыбка, в которую наливали самодельное вино, и потом оно разливалось в маленькие рыбки. Это любили, потому что из этого пили наши мамы, бабушки, дедушки... Я все это брал за основу, трансформировал в другие образы и результат потом выставлял в музеях, в престижных галереях, печатал в каталогах... Это как бы такая игра.

– Что вы думаете о современном искусстве?

– Современное искусство – это чистой воды жульничество, обман и развод. Если вы поймете все, что в нем происходит, то вы поймете, что художник, галеристы и артдилеры пытаются облапошить богатых людей, для того чтобы с этого жить.

– А вы тоже такой?

– Есть правила игры. По ним нужно жить и работать...

Все великие художники в первую очередь – великие манипуляторы. Потому что «втюхивать» за 20 миллионов долларов какие-то картонные коробки (которые делает Раушенберг), плохо покрашенные стены или разбрызганную при помощи вентилятора краску (это делает Джексон Поллок) – само по себе искусство.

Если вы попадете на самые известные аукционы мира, то увидите, как за миллионы продают какие-то недокрашенные холсты или плохо сделанный короед ценой 5 миллионов долларов. И богатые люди это покупают, потому что художник не выступает мастером, который рисует красиво. Художник – это инструмент, который вместе со своей командой (всевозможные кураторы, галеристы и прочие) может создавать определенную иллюзию шедевра и определенную ценность произведения. Ну а потом продавать. Чем выше гонорар художника, тем выше его значимость. То есть ценность художника определяется в основном его стоимостью. Всегда найдутся люди, которые скажут, что это «ерунда», но ведь кто-то и скажет, что это – шедевр. Все зависит от стечения обстоятельств. Нарисовав свой «черный квадрат», художник тут же пытается его пристроить. И для этого существует целая система!

Я об этом пишу и всем рассказываю. Только в отличие от остальных я об этом честно говорю. И это работает на меня.

– В общем, существуют определенные правила игры?

– Да. Если вы этих правил знать не будете, вы пропадете. В лучшем случае вы будете рисовать в подземном переходе или простоите всю зиму на Андреевском спуске, продавая за бесценок свои шедевры… Картина – это всего лишь маленькая часть очень сложной системы.

Я прихожу к своему другу-художнику и вижу, как маленькие дети рисуют картины. Я так никогда не нарисую! Но станут ли они художниками? Это вопрос... Ведь не все современные художники рисовать умеют. Это великие шаманы, великие маги, великие медиумы, которые заставляют поверить в то, что еще вчера искусством не считалось.

Красиво рассказав в нужном месте и в нужное время, вы можете продать все, что угодно.

Мой любимый художник Пьеро Мандзони известен тем, что собрал свои экскременты в консервную баночку и выставил ее в музее. (В мае 1961 года Мандзони собрал собственные фекалии в 90 пронумерованных консервных баночек, в каждой из которых содержалось по 30 граммов, написал на них «100%-е натуральное дерьмо художника» на разных языках и продал их по цене, которая в 100 раз выше цены золота той же массы – Ред.).

– Как вы относитесь к таким художникам?

– Пьеро Мандзони – гений и великий художник! Это неоспоримый факт.

Каждый человек каждый день садится на горшок. Но только один человек из почти десятка миллиардов людей, живущих на Земле, сумел сделать из этого то, что стало артефактом искусства XX века. Но это же абсурд!..

Свобода выражения и свобода самореализации – важные человеческие ценности.

За счет чего происходит прогресс? Есть люди неординарные, которым приходят мысли, и они их реализовывают. Так и в искусстве.

Является ли это произведение искусства высокодуховным и высокохудожественным? Художник проповедует свободу личности и самореализации таким абсурдным способом.

Но такие произведения – узкая специализация современного искусства. Это как высшая математика, в которой разбирается ограниченное количество людей.

Более того, найдется 90% художников, которые скажут, что баночка с экскрементами лучше многих картин современных художников.

– ??? Это завистники? Или дилетанты?

– Нет, 90% профессиональных искусствоведов скажут!

Можно сравнить статую «Давид» Микеланджело и «100%-е натуральное дерьмо художника» Пьеро Мандзони, «Черный квадрат» Малевича и «Явление Христа народу» Иванова. И то и другое – артефакты мировой культуры. С той лишь разницей, что один шедевр может сделать любой человек за 15 минут, а другое нужно делать годами! Все они гении, но жульничество ценится точно так же, как и настоящие произведения искусства. Главное в современном искусстве – это новые инструменты и умение манипулировать массовым сознанием. Но и здесь нужно иметь талант и понимание, что и как делать, и не всем это дано.

04

– Вы часто говорите, что многие современные художники подписываются под чужими картинами. Это действительно так? Кто создает ваши работы?

– Да, действительно, очень многие современные художники только ставят подписи под чужими работами.

А свои работы я леплю сам (на начальном этапе скульптура изготавливается из пластилина и только потом отливается из бронзы – Ред.). Кто же это делает?! Это настолько индивидуально!

– Кто создает ваш имидж?

– Все создаю я. Я более талантливый менеджер самого себя, чем кто бы то ни было, и никто меня не заменит. Я это делаю на порядок выше. Если ты хочешь быть успешным художником, ты должен делать те вещи, которые будут этому способствовать: заниматься маркетингом, менеджментом, организовывать выставки, рекламу, продажи, паблик рилейшен... Это составная часть моей деятельности, в которой только 10% времени занимает занятие скульптурой. А остальные 90% – это менеджмент и организация.

И вообще, я человек цельный и постоянный. Я человек цельный в своем умении объединить вокруг себя нужные для меня вещи и жить с ними десятилетиями. Если я считаю, что курить, пить, гулять – это не мое, то я этого никогда не буду делать принципиально. Больше 30 лет не курю, не пью... И чтобы не искушать судьбу, для меня это – запретная зона.

– Вы уделяете большое внимание благотворительным проектам. Например, в 2010 г. вы подарили Киеву двухметровую скульптуру из бронзы, которая называется «Большая жаба». Она установлена на месте дискотеки «Жаба», которая здесь находилась в 80-х годах. Насколько мне известно, сейчас вы планируете другой благотворительный проект – скульптуру «Добрый лев». Расскажите об этом подробнее...

– Да, депутатский клуб «Парламент», в состав которого я вхожу, подписал со мной соглашение о том, чтобы вместе выступить инициаторами скульптуры «Добрый лев», которую я планирую подарить Киеву. Имена меценатов будут запечатлены у подножия этой скульптуры. «Доброго льва» планируется установить на Львовской площади.

Было очень интересно привлечь к этому проекту людей, для которых искусство является одним из способов самовыражения.

– Что вы можете рассказать о проектах, проводимых за рубежом?

– В конце 2011 года в Париже прошла выставка работ украинских художников и скульпторов «Украинские Сезоны», в которой я тоже участвовал. Выставку открывали французские министры и сенаторы. Глава Киевской городской государственной администрации Александр Попов был почетным гостем. Позже данная экспозиция переехала в украинский культурный центр. Чтобы увидеть нашу выставку, там стояла очередь...

02

– У вас двое деток: Оксана и Богдан. Хотели бы вы, чтобы они пошли по вашим стопам?

– Я хотел бы, чтобы они были людьми творческой профессии, но конкретно кем – это зависит от них. Хотелось бы, чтобы сын стал архитектором, а дочка – дизайнером или музыкантом...

– Они рисуют? Как может проявляться талант художника у детей?

– Вообще все дети красиво рисуют и лепят... Но вопрос не в умении правильно рисовать, а в умении правильно думать. В искусстве умение рисовать – это не тот показатель, который является доминирующим. Он вообще может отсутствовать. Надо правильно мыслить: как работает система, как найти свое место в этой системе и как добиться успеха.

– У ваших детей проявляются какие-то желания?

– Они лепят, рисуют...

Но для того чтобы быть музыкантом, нужно учиться, получать знания и опыт. И художнику – то же самое… Если есть талант – это почувствуется…

– Вы же говорили, что художник может обходиться и без образования...

– Для того, что происходит в современном искусстве – образование не нужно. Для того чтобы закатать свои экскременты в консервную баночку, нужно иметь образование?? Нет, нужно быть просто харизматичным человеком. Произвести это действие способен каждый, но добиться успеха и стать узнаваемым – не каждый может!

– Каким вы видите себя лет через 15–20?

– Если бы мне 15-20 лет назад сказали, что у меня будет то, чего я достиг сейчас: каталоги, выставки и так далее – я бы не поверил. Мне тогда казалось бы, что это вершина. А сейчас я понимаю, что я только в начале пути. Еще нужно столько всего сделать!

01

– Но у вас же мировая известность! Ваши скульптуры находятся в престижных мировых музеях и у многих известных людей по всему миру.

– Это вам так кажется… Но существует мировой топ. Ни один украинский художник туда не входит. Моя задача – пробиться в мировой художественный контекст.

– Какая у вас глобальная цель в жизни? Вы мечтаете о чем-нибудь?

– Цель – самореализация.

Конечно, я мечтатель... Я мечтаю о больших серьезных проектах и скульптурах, о мировых турне. Но я же реалист. И я понимаю, чтобы это сделать, нужно прилагать максимальные усилия. В мире существует конъюнктура политическая, финансовая, экономическая, и от нее очень многое зависит.

Моя мечта – оставить след после себя. Когда через века будут жить мои скульптуры…. И это очень важно.

Я верю в Бога. Я верю в силу человеческого духа и в бессмертие души...